Все произведения Сергей Михалков

<<< Стихотворения Сергея Михалкова

Содержание:

А ЧТО У ВАС?

Кто на лавочке сидел,
Кто на улицу глядел,
Толя пел,
Борис молчал,
Николай ногой качал.

Дело было вечером,
Делать было нечего.

Галка села на заборе,
Кот забрался на чердак.
Тут сказал ребятам Боря
Просто так:

— А у меня в кармане гвоздь.
А у вас?
— А у нас сегодня гость.
А у вас?
— А у нас сегодня кошка
Родила вчера котят.
Котята выросли немножко,
А есть из блюдца не хотят.

— А у нас на кухне газ.
А у вас?
— А у нас водопровод.
Вот.

— А из нашего окна
Площадь Красная видна.
А из вашего окошка
Только улица немножко.

— Мы гуляли по Неглинной,
Заходили на бульвар,
Нам купили синий-синий,
Презеленый красный шар.

— А у нас огонь погас —
Это раз.
Грузовик привез дрова —
Это два.
А в-четвертых, наша мама
Отправляется в полет,
Потому что наша мама
Называется пилот, —
С лесенки ответил Вова:
— Мама — летчик?
Что ж такого!

Вот у Коли, например,
Мама — милиционер.

А у Толи и у Веры
Обе мамы — инженеры.

А у Левы мама — повар.
Мама — летчик?
Что ж такого!

— Всех важней, — сказала Ната, —
Мама вагоновожатый,
Потому что до Зацепы
Водит мама два прицепа.

И спросила Нина тихо:
— Разве плохо быть портнихой?
Кто трусы ребятам шьет?
Ну конечно, не пилот.

Летчик водит самолеты —
Это очень хорошо.

Повар делает компоты —
Это тоже хорошо.

Доктор лечит нас от кори,
Есть учительница в школе.

Мамы разные нужны,
Мамы всякие важны.

Дело было вечером,
Спорить было нечего.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПРО МИМОЗУ

Это кто накрыт в кровати
Одеялами на вате?
Кто лежит на трех подушках
Перед столиком с едой
И, одевшись еле-еле,
Не убрав своей постели,
Осторожно моет щеки
Кипяченою водой?

Это, верно, дряхлый дед
Ста четырнадцати лет?
Нет.

Кто, набив пирожным рот,
Говорит: — А где компот?
Дайте то,
Подайте это,
Сделайте наоборот!

Это, верно, инвалид
Говорит?
Нет.

Кто же это?
Почему
Тащат валенки ему,
Меховые рукавицы,
Чтобы мог он руки греть,
Чтоб не мог он простудиться
И от гриппа умереть,
Если солнце светит с неба,
Если снег полгода не был?

Может, он на полюс едет,
Где во льдах живут медведи?
Нет.

Хорошенько посмотрите —
Это просто мальчик Витя,
Мамин Витя,
Папин Витя
Из квартиры номер шесть.
Это он лежит в кровати
С одеялами на вате,
Кроме плюшек и пирожных,
Ничего не хочет есть.

Почему?
А потому,
Что только он глаза откроет,
Ставят градусник ему,
Обувают,
Одевают
И всегда, в любом часу,
Что попросит — то несут.

Если утром сладок сон —
Целый день в кровати он.
Если в тучах небосклон —
Целый день в галошах он.

Почему?
А потому,
Что все прощается ему,
И живет он в новом доме,
Не готовый ни к чему.

Ни к тому, чтоб стать пилотом,
Быть отважным моряком,
Чтоб лежать за пулеметом,
Управлять грузовиком.

Он растет, боясь мороза,
У папы с мамой на виду,
Как растение мимоза
В ботаническом саду.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

МОЙ ЩЕНОК

Я сегодня сбилась с ног —
У меня пропал щенок.
Два часа его звала,
Два часа его ждала,
За уроки не садилась
И обедать не могла.

В это утро
Очень рано
Соскочил щенок с дивана,
Стал по комнатам ходить,
Прыгать,
Лаять,
Всех будить.

Он увидел одеяло —
Покрываться нечем стало.

Он в кладовку заглянул —
С медом жбан перевернул.

Он порвал стихи у папы,
На пол с лестницы упал.
В клей залез передней лапой,
Еле вылез
И пропал…

Может быть, его украли,
На веревке увели,
Новым именем назвали,
Дом стеречь
Заставили?

Может, он в лесу дремучем
Под кустом сидит колючим,
Заблудился,
Ищет дом,
Мокнет, бедный, под дождем?

Я не знала, что мне делать.
Мать сказала:
— Подождем.

Два часа я горевала,
Книжек в руки не брала,
Ничего не рисовала,
Все сидела и ждала.

Вдруг
Какой-то страшный зверь
Открывает лапой дверь,
Прыгает через порог…
Кто же это?
Мой щенок.

Что случилось,
Если сразу
Не узнала я щенка?
Нос распух, не видно глаза,
Перекошена щека,
И, впиваясь, как игла,
На хвосте жужжит пчела.

Мать сказала: — Дверь закрой!
К нам летит пчелиный рой.

Весь укутанный,
В постели
Мой щенок лежит пластом
И виляет еле-еле
Забинтованным хвостом.

Я не бегаю к врачу —
Я сама его лечу.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

АНДРЮШКА

Лежали на полке,
Стояли на полке
Слоны и собаки,
Верблюды и волки,
Пушистые кошки,
Губные гармошки,
И утки,
И дудки,
И куклы-матрешки.

Кто видел у нас
В магазине
Андрюшку?
Он самую лучшую
Выбрал игрушку —
Он выбрал ружье,
И сказал продавец:
— Ты будешь охотником.
Ты молодец!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

БАРАНЫ

По крутой тропинке горной
Шел домой барашек черный
И на мостике горбатом
Повстречался с белым братом,

И сказал барашек белый:
"Братец, вот какое дело:
Здесь вдвоем нельзя пройти —
Ты стоишь мне на пути".

Черный брат ответил:
"Ме-е, Ты в своем, баран, уме-е?
Пусть мои отсохнут ноги,
Не сойду с твоей дороги!"

Помотал один рогами,
Уперся другой ногами…
Как рогами ни крути,
А вдвоем нельзя пройти.

Сверху солнышко печет,
А внизу река течет.
В этой речке утром рано
Утонули два барана.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ЕСЛИ

Мы сидим и смотрим в окна.
Тучи по небу летят.
На дворе собаки мокнут,
Даже лаять не хотят.

Где же солнце?
Что случилось?
Целый день течет вода.
На дворе такая сырость,
Что не выйдешь никуда.

Если взять все эти лужи
И соединить в одну,
А потом у этой лужи
Сесть,
Измерить глубину,
То окажется, что лужа
Моря Черного не хуже,
Только море чуть поглубже,
Только лужа чуть поуже.

Если взять все эти тучи
И соединить в одну,
А потом на эту тучу
Влезть,
Измерить ширину,
То получится ответ,
Что краев у тучи нет,
Что в Москве из тучи — дождик,
А в Чите из тучи — снег.

Если взять все эти капли
И соединить в одну,
А потом у этой капли
Ниткой смерить толщину —
Будет каплища такая,
Что не снилась никому,

И не приснится никогда
В таком количестве вода!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

КОРАБЛИКИ

Ходят по морю кораблики
Без машин и без кают,
И никем не управляются,
И к земле не пристают.

Из окурков пушки сделаны,
Из бумаги — якоря.
Самый первый из корабликов
Называется "Заря".

Он от плаванья от дальнего
Весь до ниточки промок —
Самый первый из корабликов,
Папиросный коробок.

Взад-вперед по скользкой палубе
Ходит мокрый капитан,
Взад-вперед по мокрой палубе
Ходит черный таракан.

Он глядит, как волны катятся,
И усами шевелит,
Он скорей к ближайшей пристани
Кораблю пристать велит.

И плывут вперед кораблики,
И на каждом корабле
Капитану очень хочется
Поскорей пристать к земле.

И не знают на корабликах,
Что под солнцем, на жаре,
Это море скоро высохнет —
Станет сухо на дворе.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПЕСЕНКА ДРУЗЕЙ

Мы едем, едем, едем
В далекие края,
Хорошие соседи,
Счастливые друзья.
Нам весело живется,
Мы песенку поем,
И в песенке поется
О том, как мы живем.

Красота! Красота!
Мы везем с собой кота,
Чижика, собаку,
Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая —
Вот компания какая!

Когда живется дружно,
Что может лучше быть!
И ссориться не нужно,
И можно всех любить.
Ты в дальнюю дорогу
Бери с собой друзей:
Они тебе помогут,
И с ними веселей.

Красота! Красота!
Мы везем с собой кота,
Чижика, собаку,
Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая —
Вот компания какая!

Мы ехали, мы пели,
И с песенкой смешной
Все вместе, как сумели,
Приехали домой.
Нам солнышко светило,
Нас ветер обвевал;
В пути не скучно было,
И каждый напевал:

— Красота! Красота!
Мы везем с собой кота,
Чижика, собаку,
Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая —
Вот компания какая!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

КОТЯТА

(Считалочка)

Вы послушайте, ребята,
Я хочу вам рассказать:
Родились у нас котята —
Их по счету ровно пять.

Мы решали, мы гадали:
Как же нам котят назвать?
Наконец мы их назвали:
РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ, ПЯТЬ.

РАЗ — котенок самый белый,
ДВА — котенок самый смелый,
ТРИ — котенок самый умный,
А ЧЕТЫРЕ — самый шумный.
ПЯТЬ похож на ТРИ и ДВА —
Те же хвост и голова,
То же пятнышко на спинке,
Так же спит весь день в корзинке.

Хороши у нас котята —
РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ, ПЯТЬ!
Заходите к нам, ребята,
Посмотреть и посчитать.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

НАДЕНЬКА

Не мешайте нашей Наде —
Пишет Наденька в тетради!
— Что ты пишешь, Наденька?
— К нам приехал дяденька!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ТРУБАЧ

— Ты труби в трубу, трубач,
Только, миленький, не плачь! —
Целый день трубач трубил
И поплакать позабыл.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

МИР

Женя празднует рожденье —
Юбиляру восемь лет!
Подарили гости Жене:
Пушку, танк и пистолет.

И, совсем как настоящий,
Как бывает у солдат, —
Черный, новенький, блестящий,
С круглым диском автомат.

Гости кушали ватрушки,
Женя в комнате играл —
Он военные игрушки
По частичкам разбирал.

— Что же ты наделал, Женя?!
Все сломал? Какой кошмар!..
— У меня разоруженье! —
Громко крикнул юбиляр.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

КОМАРЫ

— Комары! Комары!
Вы уж будьте так добры,
Не кусайте вы меня
Столько раз средь бела дня!

Отвечали комары:
— Мы и так к тебе добры,
Ведь кусаем мы тебя,
Хоть до крови, но любя!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ТРЕЗОР

На дверях висел
Замок.
Взаперти сидел
Щенок.

Все ушли
И одного
В доме
Заперли его.

Мы оставили Трезора
Без присмотра,
Без надзора,
И поэтому щенок
Перепортил все, что мог.

Разорвал на кукле платье,
Зайцу выдрал шерсти клок,
В коридор из-под кровати
Наши туфли уволок.
Под кровать загнал кота —
Кот остался без хвоста.

Отыскал на кухне угол —
С головой забрался в уголь,
Вылез черный — не узнать.
Влез в кувшин —
Перевернулся,
Чуть совсем не захлебнулся
И улегся на кровать
Спать…

Мы щенка в воде и мыле
Два часа мочалкой мыли.
Ни за что теперь его
Не оставим одного!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

КОМАР-КОМАРЕЦ

Объявленье у дверей:
"ВХОД ДЛЯ ПТИЦ И ДЛЯ ЗВЕРЕЙ".
Нарисован красный крест:
Заходи — Медведь не съест!

Прибежал Петух в аптеку:
— Здравствуй, Миша! Кукареку!
— Что вам, Петя-Петушок?
— Мне бы новый гребешок! —

Гусь вошел в аптеку боком,
Покосился правым оком:
— Засорился левый глаз.
Нет ли капелек у вас?

За Гусем Козел ввалился:
— Я, Топтыгин, отравился:
Съел прегорький корешок.
Дай послаще порошок!

Прихромал Барбос кудлатый:
— Кто за чем, а я за ватой!
Застудил я левый бок,
Под дождем вчера промок. —

Всем помочь Топтыгин хочет:
Он советует, хлопочет,
Кипятит из трав отвар…
Вдруг в окно влетел Комар!

Зарычал аптекарь Мишка:
— Почему влетел в окно? —
Отвечает Комаришка:
— А не все ли вам равно?

— Если было б все равно,
Все бы лазали в окно!
Видишь надпись у дверей:
"ВХОД ДЛЯ ПТИЦ И ДЛЯ ЗВЕРЕЙ"?

Комаришка пуще злится:
— А на что мне ваша дверь,
Если я еще не птица
И пока еще не зверь.

Разошелся не на шутку
Комаришка-Комарец.
Тут свой клюв раскрыла Утка,
И пришел ему конец…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПРИВИВКА

— На прививку! Первый класс!
— Вы слыхали? Это нас!.. —
Я прививки не боюсь:
Если надо — уколюсь!
Ну, подумаешь, укол!
Укололи и — пошел…

Это только трус боится
На укол идти к врачу.
Лично я при виде шприца
Улыбаюсь и шучу.

Я вхожу одним из первых
В медицинский кабинет.
У меня стальные нервы
Или вовсе нервов нет!

Если только кто бы знал бы,
Что билеты на футбол
Я охотно променял бы
На добавочный укол!..

— На прививку! Первый класс!
— Вы слыхали? Это нас!.. —
Почему я встал у стенки?
У меня… дрожат коленки…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ЕЛКА

Елку вырублю в лесу,
Елку в школу принесу!

Всю в сосульках ледяных,
В крепких шишках смоляных,
Со смолою на стволе,
Со снежинкой на смоле.

Если встречу я в лесу
Настоящую лису,
Я на елку покажу
И в лесу лисе скажу:

— Ты, лиса, меня не трогай,
Ты беги своей дорогой,
Не задерживай, прошу:
Я Новый год встречать спешу.

Мне навстречу выйдут волки,
Скажут: "Стой-ка, паренек!
На опушке вместо елки
Почему торчит пенек?"
Дятел клювом простучит:
"Почему пенек торчит?"

На деревья снег ложится,
Все в сугробах, все в снегу.
И от зверя и от птицы
Я на лыжах убегу.

Я принес из лесу елку —
Наглядеться не могу!

От подставки до макушки —
Сто четырнадцать огней,
На ветвях висят хлопушки,
И звезда горит на ней!
Разноцветные флажки,
Золотые петушки,
А под елкой — Дед-Мороз,
Ватный снег его занес.

Приходите к нам, друзья!
Эту елку выбрал я.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

МОЯ УЛИЦА

Это — папа,
Это — я,
Это — улица моя.

Вот мостовую расчищая,
С пути сметая сор и пыль,
Стальными щетками вращая,
Идет смешной автомобиль.
Похож на майского жука —
Усы и круглые бока.

За ним среди ручьев и луж
Гудит, шумит машина-душ.
Прошла, как туча дождевая, —
Блестит на солнце мостовая:
Двумя машинами она
Умыта и подметена.

x x x

Здесь на посту в любое время
Стоит знакомый постовой.
Он управляет сразу всеми,
Кто перед ним на мостовой.

Никто на свете так не может
Одним движением руки
Остановить поток прохожих
И пропустить грузовики.

x x x

Для больного человека
Нужен врач, нужна аптека.
Входишь — чисто и светло,
Всюду мрамор и стекло.

За стеклом стоят в порядке
Склянки, банки и горшки —
В них таблетки и облатки,
Капли, мази, порошки.

Мы сегодня не больны,
Нам лекарства не нужны.

x x x

Папа к зеркалу садится:
— Мне подстричься и побриться!

Старый мастер все умеет:
Сорок лет стрижет и бреет.
Он из маленького шкапа
Быстро ножницы достал,
Простыней укутал папу,
Гребень взял, за кресло встал.
Щелкнул ножницами звонко,
Раз-другой взмахнул гребенкой,
От затылка до висков
Выстриг много волосков.
Расчесал прямой пробор,
Вынул бритвенный прибор.
Зашипело в чашке мыло,
Чтобы бритва чище брила.
Фыркнул весело флакон
С надписью "Одеколон".

Рядом девочку стригут,
Два ручья из глаз бегут.
Плачет глупая девчонка,
Слезы виснут на носу —
Парикмахер под гребенку
Режет рыжую косу.

Если стричься решено,
Плакать глупо и смешно!

x x x

В магазине как в лесу:
Можно тут купить лису,
Лопоухого зайчонка,
Снежно-белого мышонка,
Попугайчиков зеленых —
Неразлучников влюбленных.

Мы не знали, как нам быть:
Что же выбрать? Что купить?
— Нет ли рыжего щенка?
— К сожаленью, нет пока!

x x x

Незабудки голубые,
Колокольчик полевой…
— Где растут цветы такие? —
Отвечают: — Под Москвой!
Мы их рвали на опушке,
Там, где много лет назад
По врагам стрелял из пушки
Нашей армии солдат.

— Дайте нам букет цветов!.. —
Раз-два-три! Букет готов!

x x x

В переулке, за углом,
Старый дом идет на слом,
Двухэтажный, деревянный, —
Семь квартир, и все без ванной.

Скоро здесь, на этом месте,
Встанет дом квартир на двести
В каждой несколько окон
И у многих свой балкон.

x x x

Иностранные туристы
На углу автобус ждут.
По-французски очень чисто
Разговор они ведут.

Может быть, не по-французски,
Но уж точно: не по-русски!

Должен каждый ученик
Изучать чужой язык!

x x x

Вот пришли отец и сын.
Окна открываются.
Руки мыть!
Цветы — в кувшин!

И стихи кончаются.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ТЕЛЕФОН

Мне поставили сегодня телефон
И сказали: "Аппарат у вас включен!"
Я могу по телефону с этих пор
С кем хочу вести из дома разговор.

Я сажусь, снимаю трубку с рычажка,
Дожидаюсь непрерывного гудка
И, волнуясь, начинаю набирать
Номер "восемь — сорок восемь —
двадцать пять".
Телефон мне отвечает: "Дуу… дуу… дуу…"
Я сижу у аппарата — жду… жду… жду…

Наконец я слышу голос:
— Вам кого?
— Попросите дядю Степу!
— Нет его!
Улетел он рано утром в Ленинград.
— А когда же возвратится он назад?
— Нам об этом не известно ничего.
Срочно вызвали на Балтику его.

"Три — пятнадцать — восемнадцать" я набрал
И в контору на строительство попал.
— Что вы строите?
— Мы строим новый дом.
Он становится все выше с каждым днем.
— Вы скажите мне, пожалуйста, скорей,
Сколько будет в этом доме этажей? —
Архитектор отвечает: — Двадцать пять!
Приходите посмотреть и посчитать.

"Пять — семнадцать — тридцать восемь".
— Я — вокзал! —
Кто-то басом очень вежливо сказал.
— Вы ответьте мне, пожалуйста: когда
Из Ташкента прибывают поезда?

— Из Ташкента скорый поезд номер пять
В десять вечера мы будем принимать,
А почтовый прибывает в семь утра,
Он придет без опозданья, как вчера.

"Семь — ноль восемь — ноль четыре".
И в ответ
Слышу голос я, что в цирк билетов нет.
— Это Дуров? Добрый вечер. Как дела?
— Я придумал новый номер для осла!
— Как же в цирк я без билета попаду?
— Приходите, приходите! Проведу!

Набираю "два — двенадцать — двадцать два".
— Это что? Гостиница "Москва"? —
Кто-то в трубку дышит и молчит,
Ничего не отвечает и рычит.
— Это что? Гостиница "Москва"?
— Гр-р-ражданин! Вы рр-р-разбудили льва!

Только трубку положил на рычажок —
Раздается оглушительный звонок.
— Что такое? Что случилось? Кто звонит?
— Это дети! — чей-то голос говорит. —
Вам пожаловаться хочет детский сад:
Мало пишете вы книжек для ребят!
— Передать моим читателям прошу,
Что веселые стихи я напишу
Про чудесный аппарат, про телефон,
И про то, как помогает людям он.

Хоть приятель мой живет и далеко,
Я могу с ним разговаривать легко.
Темной ночью и в любое время дня
Замечательно услышит он меня.

Позвоню я поздно ночью в Ленинград
С ленинградцами меня соединят.
Я могу звонить в любые города,
Даже в самый дальний город иногда.

Удивительно устроен телефон!
Все мне кажется, что это только сон.
Чтобы этому скорей поверил я,
Позвоните мне, пожалуйста, друзья!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ТАК

Зимой и летом, круглый год,
Журчит в лесу родник.
В лесной сторожке здесь живет
Иван Кузьмич — лесник.

Стоит сосновый
Новый дом:
Крыльцо,
Балкон,
Чердак.
Как будто мы в лесу живем,
Мы поиграем так:

Смотри скорей, который час!
Тик-так,
Тик-так,
Тик-так.
Налево — раз!
Направо — раз!..
Мы тоже можем ТАК!

Чтоб стать похожим на орла
И напугать собак,
Петух расправил два крыла…
Мы тоже можем ТАК!

Пастух в лесу трубит в рожок, —
Пугается русак.
Сейчас он сделает прыжок…
Мы тоже можем ТАК!

Идет медведь, шумит в кустах,
Спускается в овраг
На двух ногах,
На двух руках…
Мы тоже можем ТАК!

Иван Кузьмич сказал: "Пора! —
И снял с гвоздя пиджак. —
Я выезжаю со двора!.."
Мы тоже можем ТАК!

Иван Кузьмич принес хомут
И Ласточку запряг,
И вожжи взял,
И новый кнут…
Мы тоже можем ТАК!

Сначала рысью, а потом
Сменили рысь на шаг, —
Конь через мост идет шажком…
Мы тоже можем ТАК!

Теперь пора и отдохнуть:
Устали как-никак!
Поесть, попить и снова в путь…
Мы тоже можем ТАК!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ОТ КАРЕТЫ ДО РАКЕТЫ

Люди ездили по свету,
Усадив себя в карету.

Но пришел двадцатый век —
Сел в машину человек.

Тут пошло такое дело!
В городах затарахтело.
Шум моторов, шорох шин —
Мчатся тысячи машин.

В паровые тихоходы
Забирались пешеходы.
И могли они в пути
На ходу легко сойти.

А теперь под стук колес
Нас везет электровоз.
Не успел двух слов сказать
Смотришь: надо вылезать!

Корабли такими были,
Как игрушечные, плыли.
Плыли месяц, плыли год…
Появился пароход!

А сегодня в океаны
Выплывают великаны.
Удивляет белый свет
Быстрота морских ракет.

Ну, а это, ну, а это —
Кругосветная ракета!
От кареты до ракет!
Это чудо или нет?

Лишь одним ветрам послушный,
Поднимался шар воздушный.
Человек умел мечтать,
Человек хотел летать!

Миновал за годом год…
Появился самолет!
В кресло сел, завтрак съел.
Что такое? Прилетел!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ЧЕПУШИНКИ

На одной лесной опушке
Жили-были круглый год:
Две старушки,
Две кукушки
И глухой безухий кот.
Две старушки вышивали,
Две кукушки куковали,
Кот сибирский, без ушей,
Полевых ловил мышей.
Спали ночью две старушки
На одной большой подушке,
Рано утром просыпались —
Начинали вышивать.
Спали ночью две кукушки,
У березы на макушке,
Рано утром поднимались —
Начинали куковать.
Кот сибирский, без ушей,
День и ночь ловил мышей.
Что
Старушки вышивали?
Что
Кукушки куковали?
Почему
Ловил мышей
Кот сибирский, без ушей?
Оказалось, что старушки
Вышивали безделушки,
Что кукушки куковали,
Как старушки вышивали,
А кот сибирский, без ушей,
Потому ловил мышей,
Что кукушек
От лягушек
Он, глухой, не отличал,
А к обеду
От старушек
Ничего не получал.

Жили в доме на опушке
Очень жадные старушки.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

КАК У НАШЕЙ ЛЮБЫ…

Как у нашей Любы
Разболелись зубы:
Слабые, непрочные —
Детские, молочные…

Целый день бедняжка
стонет,
Прочь своих подружек гонит:
— Мне сегодня не до вас! —
Мама девочку жалеет,
Полосканье в чашке греет,
Не спускает с дочки глаз.

Папа Любочку жалеет,
Из бумаги куклу клеит —
Чем бы доченьку занять,
Чтобы боль зубную снять!

Тут же бабушка хлопочет,
Дать совет полезный хочет —
Как лечили в старину.
Только дедушка спокоен —
Он бывалый, старый воин,
Не одну прошел войну.

Заглянул он внучке в рот:
— Все до свадьбы заживет!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

В ПАРИКМАХЕРСКОЙ

Папа к зеркалу садится:
— Мне постричься и побриться!

Старый мастер все умеет:
Сорок лет стрижет и бреет.
Он из маленького шкафа
Быстро ножницы достал,
Простыней укутал папу,
Гребень взял,
За кресло встал,
Щелкнул ножницами звонко,
Раз-другой взмахнул гребенкой,
От затылка до висков
Выстриг много волосков,
Расчесал прямой пробор,
Вынул бритвенный прибор.
Зашипело в чашке мыло,
Чтобы бритва чище брила;
Фыркнул весело флакон
С надписью: "Одеколон"…

Рядом девочку стригут.
Два ручья из глаз бегут.

Плачет глупая девчонка,
Слезы виснут на носу —
Парикмахер под гребенку
Режет рыжую косу.

Если стричься решено,
Плакать глупо и смешно!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПРО ДЕВОЧКУ, КОТОРАЯ ПЛОХО КУШАЛА

Юля плохо кушает,
Никого не слушает.
— Съешь яичко, Юлечка!
— Не хочу, мамулечка!
— Съешь с колбаской бутерброд! —
Прикрывает Юля рот.
— Супик?
— Нет…
— Котлетку?
— Нет… —
Стынет Юлечкин обед.
— Что с тобою, Юлечка?
— Ничего, мамулечка!
— Сделай, девочка, глоточек,
Проглоти еще кусочек!
Пожалей нас, Юлечка!
— Не могу, мамулечка! —
Мама с бабушкой в слезах —
Тает Юля на глазах!
Появился детский врач —
Глеб Сергеевич Пугач.
Смотрит строго и сердито:
— Нет у Юли аппетита?
Только вижу, что она,
Безусловно, не больна!
А тебе скажу, девица:
Все едят —
И зверь и птица,
От зайчат и до котят
Все на свете есть хотят.
С хрустом Конь жует овес.
Кость грызет дворовый Пес.
Воробьи зерно клюют,
Там, где только достают,
Утром завтракает Слон —
Обожает фрукты он.
Бурый Мишка лижет мед.
В норке ужинает Крот.
Обезьянка ест банан.
Ищет желуди Кабан.
Ловит мошку ловкий Стриж.
Сыр швейцарский
Любит Мышь… —
Попрощался с Юлей врач —
Глеб Сергеевич Пугач.
И сказала громко Юля:
— Накорми меня, мамуля!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ЛЕСНАЯ АКАДЕМИЯ

(По старинной детской песенке)

Как-то летом, на лужайке,
Очень умный Майский Жук
Основал для насекомых
Академию наук.

Академия открыта!
От зари и до зари
Насекомые лесные
Изучают буквари:

А — АКУЛА,
Б — БЕРЕЗА,
В — ВОРОНА,
Г — ГРОЗА…
— Шмель и Муха, не жужжите!
Успокойся, Стрекоза!

Повторяйте, не сбивайтесь:
Д — ДОРОГА,
Е — ЕНОТ…
Повернись к доске, Кузнечик!
Сел ты задом наперед!

Ж — ЖУРАВЛЬ или ЖАБА,
3 — ЗАБОР или ЗМЕЯ…
— Не смеши Клопа, Комарик,
Пересядь от Муравья!

И — ИГОЛКА,
К — КРАПИВА,
Л — ЛИЧИНКА, ЛИПА, ЛУГ…
— Ты кому расставил сети?
Убирайся, злой Паук!

M — МЕДВЕДЬ, МЫШОНОК, МОРЕ.
H — НАЛИМ, а
О — ОЛЕНЬ…
— В академию не ходят
Те, кому учиться лень!

П — ПЕТРУШКА,
P — РОМАШКА,
С — СУЧОК или СМОРЧОК…
— Таракан, не корчи рожи!
Не подсказывай, Сверчок!

Т — ТРАВИНКА,
У — УЛИТКА,
Ф — ФИАЛКА,
X — ХОРЕК…
— После первой перемены
Мы продолжим наш урок!

Учат азбуку букашки,
Чтобы грамотными стать,
Потому что это мало —
Только ползать и летать!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

КОРАБЕЛЬНАЯ СОСНА

Она прислушивалась в страхе
К раскатам грома. И ждала…
Молчали две намокших птахи,
Прижавшись у ее ствола.

Зловеще молния сверкала
И озаряла свод небес, —
Казалось, что она искала
Ее, одну на целый лес.

Все лето грозовыми днями
Она той молнии ждала.
Бежать? Но ведь она корнями
К земле прикована была!

Ушла гроза. И ожил снова
В лесу нестройный гомон птиц.
И дышит влагой бор сосновый,
И меркнут сполохи зарниц.

А по коре сосны шершавой
Ползла смолистая слеза —
Сосна на страх имела право:
Могла и завтра быть гроза…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

БЕГЛЯНКА

Жила-была собачка
По кличке Чебурашка, —
Курчавенькая спинка,
Забавная мордашка.

Хозяйка к ней настолько
Привязана была,
Что в маленькой корзинке
Везде с собой брала.

И часто в той корзинке,
Среди пучков петрушки,
Торчал пушистый хвостик
И шевелились ушки.

Хозяйка Чебурашку
И стригла, и купала,
Она, не зная меры,
Собачку баловала.

Она ей раздобыла
Красивый поводок,
На теплую попонку
Изрезала платок.

На рынке покупала
Куриную печенку,
В одно и то же время
Кормила собачонку.

А та жила в довольстве
И знала лишь одно:
С собаками чужими
Играть запрещено!

Хозяйка с Чебурашкой
Выходит на гулянье,
Тем самым привлекая
Всеобщее вниманье:

— И надо же собаке
Такой карманной быть!
— А где такую можно
Достать или купить?

— Какой она породы
И сколько же ей лет?
— Голубовато-серый
Ее природный цвет?..

Хозяйка на вопросы
Подробно отвечала,
Собачка на прохожих
Невежливо урчала.

А если кто пытался
К ней руку протянуть,
Она того старалась
Как следует куснуть.

При этом вся дрожала,
Во все силенки лая,
С людьми такого рода
Знакомства не желая…

Не знаю, как случилось
И чья была вина,
Но как-то Чебурашка
Гулять пошла одна.

И вдруг из подворотни
Навстречу пес-бродяга —
Разорванное ухо
И весь в рубцах, бедняга.

Припала Чебурашка
Брюшком к сырой траве.
"Пропала я! Пропала!" —
Мелькнуло в голове.

Обнюхал Чебурашку
Заблудший пес голодный
И как-то растерялся
Перед собачкой модной.

— Откуда ты такая?..
— С в-восьмого этажа… —
Собачка отвечала,
От страха вся дрожа. —

А в-ввы?
— А я со свалки!
Ответил пес устало. —
Дрались мы из-за кости,
Да мне опять попало!..

И нежной Чебурашке
Беднягу стало жалко,
И знать ей захотелось,
Что означает "свалка".

И было в этом слове
Таинственное что-то,
Что так неудержимо
Тянуло за ворота…

Исчезла Чебурашка!
Хозяйка вся в слезах
И только причитает
Все время "Ох!" да "Ах!".

Вечерняя газета
Давала объявленье:
"Тот, кто найдет собачку —
Тому вознагражденье!"

Никто не отозвался
И не напал на след.
Прошла уже неделя,
А Чебурашки нет…

Живется как придется
Беспечной замарашке —
Средь бела дня пропавшей
Беглянке Чебурашке.

В кругу себе подобных,
Без крова и без прав,
Совсем переменился
Ее строптивый нрав.

Как прежде, на прохожих
Она уже не лает,
Стоит себе в сторонке
И хвостиком виляет.

Грызет мальчишка бублик,
А Чебурашка ждет:
Быть может, полкусочка
И ей перепадет.

Никто ее не холит,
Не гладит, не качает,
И все же без хозяйки
Собачка не скучает.

Она уже не видит
Куриных потрошков,
Зато вокруг так много
Подружек и дружков.

Пусть иногда доходит
До ссоры и до драки,
Между собою дружат
Бездомные собаки.

Они гоняют кошек
И бродят по дворам —
Сегодня здесь их видят,
А завтра видят там.

И с ними Чебурашка
Ночует где попало,
Среди собак бродячих
Она такой же стала.

Но каждый пес, однако,
Ночуя под мостом,
В конце концов хотел бы
Попасть к кому-то в дом.

Не в золотую клетку,
А в дом, где ценят дружбу
И где собаку кормят
За верность и за службу.

Всегда об этом думал
Любой бездомный пес,
Когда себе под лапу
Холодный прятал нос.

Но так как Чебурашка
Сама ушла из дома,
Ей было это чувство
Пока что незнакомо…

Хозяйка Чебурашку
Искала, ищет, ждет…
И новую собачку
Себе не заведет.

И я про ту беглянку
Частенько вспоминаю,
Но что с ней дальше стало,
До сей поры не знаю…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

НЕДОТЕПА

"Талантливые дети
Надежды подают:
Участвуют в концертах —
Танцуют и поют.

А детские рисунки
На тему "Мир и труд"
Печатают в журналах,
На выставки берут.

У многих есть возможность
Объездить целый мир —
Проводят в разных странах
Где — конкурс, где — турнир.

Лисичкина Наташа
Имеет пять наград,
А Гарик, твой приятель, —
Уже лауреат!

И только недотепам
К успеху путь закрыт…"

Моя родная мама
Мне это говорит.

Но я не возражаю,
А, губы сжав, молчу,
И я на эту тему
С ней спорить не хочу.

Пускай другие дети
Надежды подают:
Картиночки рисуют,
Танцуют и поют.

На скрипочках играют,
Снимаются в кино —
Что одному дается,
Другому не дано!

Я знаю, кем я буду
И кем я стать могу:
Когда-нибудь из дома
Уеду я в тайгу.

И с теми, с кем сегодня
Я во дворе дружу,
Железную дорогу
В тайге я проложу

По рельсам к океану
Помчатся поезда,
И мама будет сыном
Довольна и горда.

Она меня сегодня
Стыдила сгоряча —
Строитель тоже важен
Не меньше скрипача.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

МОДНОЕ ПЛАТЬЕ

Привезли в подарок Кате
Заграничный сувенир —
Удивительное платье!
Отражен в нем целый мир.
Вкривь и вкось десятки слов —
Все названья городов:

"ЛОНДОН", "ТОКИО", "МОСКВА" —
Это только рукава!

На спине: "МАДРИД", "СТАМБУЛ",
"МОНРЕАЛЬ", "ПАРИЖ", "КАБУЛ".
На груди: "МАРСЕЛЬ", "МИЛАН",
"РИМ", "ЖЕНЕВА", "ТЕГЕРАН".

По подолу, сверху вниз:
"СИНГАПУР", "БРЮССЕЛЬ", "ТУНИС",
"ЦЮРИХ", "НИЦЦА", "ВЕНА", "БОНН"
"КОПЕНГАГЕН", "ЛИССАБОН".

Как наденешь это платье,
Все пытаются пристать.
Все подходят: — Здравствуй, Катя!
Можно платье почитать?

Что ответить на вопрос?
Катя сердится до слез.
А мальчишки Кате вслед:
— Вы — учебник или нет?!

Ну а модницы-подружки,
Что завидуют друг дружке,
Те торопятся спросить:
— Дашь нам платье поносить?

Только папа хмурит взгляд,
Сувениру он не рад:
— Это просто ерунда,
Вперемешку города:
Тут — Бомбей, а Дели — там?!
Рядом с Дели Амстердам?!

Если это заучить,
Можно двойку получить!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

АВТОГРАФЫ

Две подружки — Варя с Верой —
Это коллекционеры.

У подружек в двух альбомах
Сто фамилий, всем знакомых, —
Не коллекция, а клад!
Знаменитые артисты,
Футболисты, хоккеисты
И поэт-лауреат!

Как автограф получить,
Варю с Верой не учить!

Тех, кто марки собирает,
Тех подружки презирают.

Собиратели значков —
Дурачки из дурачков.

У подружек наших страсть:
На глаза тому попасть,
Кто сегодня знаменит,
Чья фамилия звенит!

На глаза сперва попасть,
А потом уже напасть:
— Очень просим, не спешите!
Распишитесь! Подпишите!

Кто-то девочкам в саду
Дал автограф на ходу,
И теперь уж не прочесть
И не вспомнить, кто он есть.

Кто-то шариковой ручкой
Через весь альбомный лист
Вывел подпись с закорючкой…
Шахматист или артист?..

Подписей собрали сто,
А спросите: "Кто есть КТО?",
Наши коллекционеры —
Две подружки — Варя с Верой —
Не ответят ни за что!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

БЕДНЫЙ КОСТЯ

Если вдруг приходят гости
В дом, на праздничный пирог,
Папа с мамой просят Костю:
— Спой, пожалуйста, сынок!

Начинает Костя мяться,
Дуться, хныкать и сопеть,
И не трудно догадаться:
Мальчуган не хочет петь!

— Пой! — настаивает мама. —
Только стой на стуле прямо!

Папа шепчет: — Константин,
Спой куплетик! Хоть один!

От досады и от злости
Все кипит в груди у Кости,
Он кряхтя на стул встает,
С отвращением поет.

А поет он, как ни странно,
Серенаду Дон-Жуана,
Что запомнилась ему
Неизвестно почему.

Гости хлопают в ладоши:
— Ах, певец какой хороший!

Кто-то просит: — Ты, малыш,
Лучше спой "Шумел камыш… "!

За столом смеются гости,
И никто не скажет: "Бросьте!
Перестаньте приставать!
Малышу пора в кровать!"
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ХОРОШИЕ ТОВАРИЩИ

Мальчик Миша мается —
Миша заикается.

Как другие — чисто, ясно, —
Он не может говорить.
И просить его напрасно
То, что скажет, повторить.

Нелегко ему даются
Все слова на букву "К",
Но ребята не смеются —
Дружба классная крепка:

Ты, Мишутка, не теряйся!
Ты с других пример бери!
Молча с духом собирайся
И смелее говори!

Миша выговорит слово,
А другого не видать…
Но товарищи готовы,
Если нужно, подождать!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

БЕГЛЕЦ

Я за столом сидел и ел,
Когда в окно Орел влетел
И сел напротив, у стола,
Раскинув два больших крыла.

Сижу. Дивлюсь. Не шевелюсь
И слово вымолвить боюсь;
Ведь прилетел ко мне за стол
Не Чижик-Пыжик, а Орел!
Глядит. Свой острый клюв раскрыл.
И тут мой гость заговорил:

— Я среди скал, почти птенцом,
Был пойман опытным ловцом.

Он в зоопарк меня отвез.
Я в клетке жил. В неволе рос,
О небе только мог мечтать,
И разучился я летать…

Беглец умолк. И я как мог
Его пригрел, ему помог —
И накормил, и напоил,
И в зоопарк не позвонил.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ЗЯБЛИК

Хотел иметь я птичку
И денег накопил,
И вот на птичьем рынке
Я Зяблика купил.

Сидел мой Зяблик в клетке
И зернышки клевал
И, как в лесу на ветке,
Все пел и распевал.

Ребята заходили
На Зяблика смотреть,
И каждому хотелось
Такого же иметь.

Я с Зябликом возился,
Хоть было много дел.
А через две недели
Певец мне надоел.

Однажды я за город
Уехал на три дня,
И он на это время
Остался без меня.

Когда же из деревни
Вернулся я домой,
Лежал в пустой кормушке
Голодный Зяблик мой.

Я спас его от смерти —
Я выходил его
И выпустил на волю
Живое существо.

Хотят ко дню рожденья
Мне подарить щенка,
Но я сказал: "Не надо!
Я не готов пока!"
>>> к списку
>>> на отдельной странице

"MEТEОР"

Я был знаком
С одним быком,
Когда в деревне жил,
С людьми он дружбы не искал,
Детей к себе не подпускал.
А вот со мной дружил!

Да, да! Не знаю почему
Я чем-то нравился ему:
Когда меня встречал,
Он на меня, как на врага,
Не выставлял свои рога,
А дружески мычал.

Бывало, выйдешь на лужок
И позовешь его: — Дружок! —
А он в ответ: — Иду-у-у! —
И сам действительно идет
И не спеша губами рвет
Ромашки на ходу.

За лето я к нему привык,
И это был мой личный бык!
Пять лет прошло с тех пор.
Не знаю я, что с ним теперь
И с кем он дружит, грозный зверь
По кличке "Метеор"…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

НЕСБЫВШИЕСЯ МЕЧТЫ

Когда мне было восемь лет,
Мечтал я лишь о том,
Чтоб небольшой велосипед
Ко мне вкатился в дом.

Я утром, вечером и днем
Катался бы на нем.

Обидно было мне до слез,
Когда я слышал: — Нет!
С тобой, малыш, и без колес
Не оберешься бед.

О санках я зимой мечтал
И видел их во сне.
А наяву я твердо знал:
Их не подарят мне.

— Успеешь голову
сломать! —
Мне всякий раз твердила
мать.

Хотелось вырастить щенка,
Но дали мне совет,
Чтоб не валял я дурака
В свои двенадцать лет,
Поменьше о щенках мечтал,
А лучше — что-нибудь читал.

Я редко слышал слово:
"Да!" —
А возражать не смел,
И мне дарили все всегда
Не то, что я хотел:
То — шарф, то — новое
пальто,
То — "музыкальное лото",
Но это было все не то —
Не то, что я хотел!

Как жаль, что взрослые
подчас
Совсем не понимают нас.
А детство, сами говорят,
Бывает только раз!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

КРУГЛЫЙ ГОД

Зима приходит ненароком,
По всем статьям беря свое.
Она должна уж быть по срокам,
А вот, поди ж ты, — нет ее!

И вдруг, однажды, спозаранку,
Взглянул в оконное стекло
И видишь "скатерть-самобранку" —
Везде, вокруг, белым-бело…

Весна приходит постепенно:
В полях неслышно тает снег,
Побег из ледяного плена
Готовят тайно воды рек.

Уж по ночам не те морозы,
И вот уже летит скворец
В свой домик на стволе березы…
Пришла Весна. Зиме конец!

А за Весной приходит Лето,
За Летом Осень в свой черед,
И вновь Зима. И снова где-то
Весна торопится в поход.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ЧЕМОДАН

Большой дорожный Чемодан —
Турист неутомимый,
Объездил я немало стран:
Летал на Тихий океан,
Через него и мимо.

Я в самых разных городах
Менял в пути отели —
На иностранных языках
Наклейки на моих боках
Заманчиво пестрели.

Я потерял свой прежний вид
Был поцарапан и побит:
Меня в бока толкали,
Меня нигде не берегли,
Когда везли и волокли,
Грузили и толкали.

Где б ни был я за рубежом,
Испытывая муки,
Я назывался "багажом",
Попав в чужие руки.

Открыться как-то я не смог
В таможне, на границе,
И мне тогда сломал замок
Чиновник краснолицый.

Носильщик, что меня грузил
В автобусной толкучке,
Рванул меня что было сил,
И я теперь без ручки.

Дорожный старый Чемодан,
Я — отслуживший ветеран,
Отправлен в кладовую.
И здесь мне снятся иногда:
Аэродромы… поезда…
И еду… и плыву я…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

РАЗГОВОР С СЫНОМ

Мой сын! Послушай мой рассказ
О нашей Родине, о нас,
О тех, кто много лет назад,
Подняв Москву и Петроград,
Под красным знаменем в бою
Свободу отстоял свою
И отдал молодость борьбе,
Чтоб хорошо жилось тебе!

Ты ходишь в школу, в третий класс,
Как тысячи детей.
Немало школьников у нас,
И каждый — грамотей!

А раньше, много лет назад,
Страною правил царь.
И были не у всех ребят
Тетрадки и букварь.

Учились дети богачей:
Сынки купцов, дворян.
Не много в школы шло детей
Рабочих и крестьян.

Из года в год мужик пахал,
И сеял, и молол,
А хлеб мужицкий попадал
К помещику на стол.

Трудился из последних сил,
Недоедал бедняк,
А барин досыта кормил…
Охотничьих собак.

На сотни верст — леса, поля,
Равнины и луга,
А все — помещичья земля,
Где ни ступи нога!

В лугах — господская трава,
В лесах — господские дрова,
На всем лежит запрет.
А барин знай себе живет
На свой помещичий доход,
И сладко ест, и сладко пьет —
Ему и горя нет!

А в городах из года в год,
До гроба, весь свой век,
Работал также на господ
Рабочий человек.

Стоит рабочий у станка,
У доменной печи,
Стоит столяр у верстака —
Работай и молчи!

А если станет невтерпеж,
В сердцах сожмешь кулак,
Прибавки требовать пойдешь,
Поднимешь красный флаг —
Жандармы схватят, изобьют,
Узнаешь, где острог
И как колодники поют,
Когда их путь далек…

Но были люди на земле,
Что думали о тех,
Кому живется в кабале
На свете хуже всех.

Они бежали из тюрьмы,
Чтоб свой народ вести,
Чтоб вековое царство тьмы
С лица земли смести.

Они хотели, чтоб народ
Был сыт, обут, одет
И не работал на господ,
Как было сотни лет.

Чтоб и свободна и сильна,
Среди соседей-стран,
Стояла первая страна
Рабочих и крестьян!

Ничто — ни ссылка, ни острог,
Ни тяжкий гнет оков, —
Никто не мог — ни царь, ни бог —
Сломить большевиков!

И тот, кто жизнь в борьбе провел,
Кто испытал нужду,
На штурм дворцов народ повел
В семнадцатом году.

Все то, что грезится другим,
У нас в стране сбылось,
И это нам с тобой самим
Увидеть довелось.

Ты посмотри по сторонам.
Все это — наше, это — нам:
И горы, и луга…
На сотни верст — леса, поля,
И все — народная земля,
Где ни ступи нога!

Цветут сады не для господ —
Они для нас цветут!
И во дворце не граф живет,
А школьники живут.

И из мешков зерно бежит
Не в закрома купцу.
И Днепрогэс принадлежит
Не частному лицу.

Мы сеем хлеб, броню куем,
Мы в шахтах уголь достаем,
В дома проводим газ,
И этот уголь, эта рожь,
И газ, и дом, где ты живешь,
И все вокруг — для нас!

Все то, что делает завод,
Все то, что фабрика дает,
Чем Родина горда,
Чем мы сильны на страх врагам,
Все это — наше, это — нам
Навечно! Навсегда!

Смотри, шагает генерал!
Служить народу рад,
Он возле Смольного стоял,
Вернувшись с баррикад.

Он был юнцом в тот грозный час,
Он был безус, но смел,
И революции приказ
Он выполнить сумел.

Смотри, выходит из ворот
Московского Кремля,
По Красной площади идет
Знакомая моя.

Она профессор, депутат
От города Орла,
Где раньше, много лет назад,
Кухаркою была.

Смотри, три школьника идут!
Их летом ждет Артек.
Один — латыш, другой — якут,
А третий друг — узбек.

Они равны, они дружны,
У них один отряд.
Сражались рядом в дни войны
Отцы троих ребят.

Великий Ленин наш народ
В одну семью сплотил.
И наш народ теперь не тот,
Каким он раньше был!

Не сосчитать всех гроз, всех бед,
Что мы перенесли,
Но день за днем мы столько лет
Боролись и росли.

В пустынях строил города
Советский человек;
Ему послушная, вода
Меняла русла рек.

В труде не покладая рук
Он чудеса творил.
А сколько он постиг наук!
А сколько тайн открыл!

Он превращал руду в металл
Для славных, честных дел.
Свой труд, свой дом он защищал
И защитить сумел.

И в битвах не было преград,
Которых бы не брал
Советской Армии солдат,
Советский генерал!

Живи, учись, гордись, мой сын,
Что ты советский гражданин,
И, в жизни выбрав путь,
Везде: в сраженьях и в труде,
Всегда: и в счастье и в беде,
Отчизне верен будь!

Не забывай, что ты рожден,
Товарищ молодой,
Под сенью ленинских знамен,
Под красною звездой.

Нас наша Партия ведет,
И с ней народ един,
Советской Родины народ —
Могучий исполин.

Мы далеко вперед глядим,
Мы видим цель свою,
И то, что мы создать хотим,
Мы общей волей создадим
В своем родном краю!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

НА РОДИНЕ ЛЕНИНА

Родился мальчик в тихом городке —
В Симбирске,
Что на Волге на реке…

Еще никто не знал в тот день и час,
Кем будет он.
Кем вырастет для нас…

Простые деревянные дома.
Они для нас — история сама,
Они для нас как памятник стоят —
Здесь Ленин жил сто лет тому назад.

Дом с мезонином. Маленький музей.
Сюда приходит множество гостей,
И здесь для них уже не первый раз
Звучит простой волнующий рассказ —

Рассказ о Ленине, мечтавшем с юных лет
Дать людям правду, дать им хлеб и свет,
Чтоб с плеч своих навеки сбросил гнет
На всей земле трудящийся народ.

Мы входим в дом, дыханье затая,
В дом, где жила Ульяновых семья…

Вот спальня матери. Вот кабинет отца.
Воспитывая юные сердца,
Ульяновы старались детям дать,
Что только могут дать отец и мать.

Здесь жили скромно, в строгой простоте,
Здесь были Труд и Честь на высоте,
И каждый знал, что есть Добро и Зло,
И что живется бедным тяжело,
И что для бедных Правда есть — одна,
Но у царей не в милости она.

Стоят на том же месте до сих пор
Подсвечник, лампа, письменный прибор.
Часы в столовой.
Глобус расписной.

Еще тогда не ведал мир земной,
Что слово ЛЕНИН прозвучит в веках
На всей земле на разных языках.

Брат Александр с Володей рядом жил.
Со старшим братом младший брат дружил.
Роднил двух братьев юношеский пыл,
И старший брат во всем примером был.

Два стула. Стол. Железная кровать.
Володя здесь любил один бывать.
Тут был его заветный уголок,
Где он мечтал и повторял урок…

Из этого раскрытого окна
Тропинка в сад была ему видна.
Он с книжной полки эти книги брал
И шахматами этими играл…

С тетрадками и книжками в свой класс
По этой улице шагал он много раз.

Мы входим в школу.
В классе парта есть,
Сидеть за ней — особенная честь:
Сидел за ней Ульянов-гимназист,
Ульянов-Ленин, русский коммунист.

Родился Ленин в тихом городке —
В Симбирске,
Что на Волге на реке.

Теперь уже не тот Симбирск, не тот!
Он вширь и ввысь растет из года в год.
И в честь Ульянова,
Что жил и вырос тут,
Его теперь Ульяновском зовут.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

В МУЗЕЕ В.И.ЛЕНИНА

В воскресный день с сестрой моей
Мы вышли со двора.
— Я поведу тебя в музей! —
Сказала мне сестра.

Вот через площадь мы идем
И входим наконец
В большой, красивый красный дом,
Похожий на дворец.

Из зала в зал переходя,
Здесь движется народ.
Вся жизнь великого вождя
Передо мной встает.

Я вижу дом, где Ленин рос,
И тот похвальный лист,
Что из гимназии принес
Ульянов-гимназист.

Здесь книжки выстроились в ряд —
Он в детстве их читал,
Над ними много лет назад
Он думал и мечтал.

Он с детских лет мечтал о том,
Чтоб на родной земле
Жил человек своим трудом
И не был в кабале.

За днями дни, за годом год
Проходят чередой,
Ульянов учится, растет,
На сходку тайную идет
Ульянов молодой.

Семнадцать минуло ему,
Семнадцать лет всего,
Но он — борец! И потому
Боится царь его!

Летит в полицию приказ:
"Ульянова схватить!"
И вот он выслан в первый раз,
В деревне должен жить.

Проходит время. И опять
Он там, где жизнь кипит:
К рабочим едет выступать,
На сходках говорит.

Идет ли он к своим родным,
Идет ли на завод —
Везде полиция за ним
Следит, не отстает…

Опять донос, опять тюрьма
И высылка в Сибирь…
Долга на севере зима,
Тайга и вдаль и вширь.

В избе мерцает огонек,
Всю ночь горит свеча.
Исписан не один листок
Рукою Ильича.

А как умел он говорить,
Как верили ему!
Какой простор он мог открыть
И сердцу и уму!

Не мало смелых эта речь
На жизненном пути
Смогла увлечь, смогла зажечь,
Поднять и повести.

И те, кто слушали вождя,
Те шли за ним вперед,
Ни сил, ни жизни не щадя
За правду, за народ!..

Мы переходим в новый зал,
И громко, в тишине:
— Смотри, Светлана, —
я сказал, —
Картина на стене!

И на картине — тот шалаш
У финских берегов,
В котором вождь любимый наш
Скрывался от врагов.

Коса, и грабли, и топор,
И старое весло…
Как много лет прошло с тех пор,
Как много зим прошло!

Уж в этом чайнике нельзя,
Должно быть, воду греть,
Но как нам хочется, друзья,
На чайник тот смотреть!

Мы видим город Петроград
В семнадцатом году:
Бежит матрос, бежит солдат,
Стреляют на ходу.

Рабочий тащит пулемет.
Сейчас он вступит в бой.
Висит плакат: "Долой господ!
Помещиков долой!"

Несут отряды и полки
Полотна кумача,
И впереди — большевики,
Гвардейцы Ильича.

Октябрь! Навеки свергли
власть
Буржуев и дворян.
Так в Октябре мечта сбылась
Рабочих и крестьян.

Далась победа нелегко,
Но Ленин вел народ,
И Ленин видел далеко,
На много лет вперед.

И правотой своих идей —
Великий человек —
Он всех трудящихся людей
Объединил навек.

Как дорог нам любой предмет,
Хранимый под стеклом!
Предмет, который был согрет
Его руки теплом!

Подарок земляков своих,
Красноармейцев дар —
Шинель и шлем. Он принял их
Как первый комиссар.

Перо. Его он в руки брал
Подписывать декрет.
Часы. По ним он узнавал,
Когда идти в Совет.

Мы видим кресло Ильича
И лампу на столе.
При этой лампе по ночам
Работал он в Кремле.

Здесь не один рассвет встречал,
Читал, мечтал, творил,
На письма с фронта отвечал,
С друзьями говорил.

Крестьяне из далеких сел
Сюда за правдой шли,
Садились с Лениным за стол,
Беседу с ним вели.

И вдруг встречаем мы ребят
И узнаем друзей.
То юных ленинцев отряд
Пришел на сбор в музей.

Под знамя Ленина они
Торжественно встают,
И клятву Партии они
Торжественно дают:

"Клянемся так на свете жить,
Как вождь великий жил,
И так же Родине служить,
Как Ленин ей служил!

Клянемся ленинским путем —
Прямее нет пути! —
За мудрым и родным вождем —
За Партией идти!"
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПАРТИЯ — НАШ РУЛЕВОЙ

Слава борцам, что за правду вставали,
Знамя свободы высоко несли,
Партию нашу они создавали,
К цели заветной вели.

Долгие, тяжкие годы царизма
Жил наш народ в кабале.
Ленинской правдой заря коммунизма
Нам засияла во мгле.

Под солнцем Родины мы крепнем год от года,
Мы беззаветно делу Ленина верны.
Зовет на подвиги советские народы
Коммунистическая партия страны!

Партия наша народы сплотила
В братский, единый союз трудовой.
Партия — наша надежда и сила,
Партия — наш рулевой!

Думы народные в жизнь воплощая,
Б бурях крепка, как скала,
В грозных сраженьях врагов сокрушая,
Партия наша росла.

Под солнцем Родины мы крепнем год от года,
Мы беззаветно делу Ленина верны.
Зовет на подвиги советские народы
Коммунистическая партия страны!

Нас не страшат ни борьба, ни сраженья —
Ярко горит путеводный маяк!
И помешать нам в победном движенье
Пусть не пытается враг.

С нами сегодня идут миллионы,
Наше единство растет.
Мудростью партии путь озаренный
Нас к коммунизму ведет.

Под солнцем Родины мы крепнем год от года,
Мы беззаветно делу Ленина верны.
Зовет на подвиги советские народы
Коммунистическая партия страны!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ТОВАРИЩ

Испанский мальчишка
В Испании жил.
Отец у мальчишки
На флоте служил.
Он был моряком
На большом корабле,
И песни он пел
О Советской земле.

Мальчишка с друзьями
На улице рос,
Был честен и голоден,
Весел и бос.
И не было в городе
Ни у кого
Так много товарищей,
Как у него…

Однажды вернулся
Моряк с корабля
И сыну сказал:
— Это наша земля!
На ней виноградники
И города…
Фашистам не видеть ее
Никогда!

И сын, как товарищ,
Отца провожал
И руку ему,
Как товарищ, пожал.
— На севере бой!..
И на западе бой!..
Отец, ты возьми меня лучше
С собой!
И, если винтовку
Ты выронишь вдруг,
Винтовку поднимет
Твой сын и твой друг!..

Тяжелые танки
По пастбищам шли,
Снаряды врагов
Виноградники жгли.
И лопались бомбы
С фашистским значком,
С предательским, черным
Значком-паучком…

В Москву из Бильбао
Неделю назад
Приехал
Пятнадцатилетний солдат,
Чтоб в лагере с нами
Учиться и жить.
Ребята, мы будем
С испанцем дружить!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

МИША КОРОЛЬКОВ

В синем море на просторе
Ходят волны круглый год.

День и ночь, с волнами споря,
Шел советский пароход.
Капитан — старик усатый,
Молодые моряки…
В темном трюме груз богатый:
Бочки, ящики, тюки.

Пароход винтами крутит
Далеко от берегов.
В чистой маленькой каюте
Едет Миша Корольков.

Миша слушает, не спит:
Это — палуба скрипит,
Это — сильные машины
С непогодой спор ведут.

Проводила мама сына:
Мама — там,
А Миша — тут.

Мама ночи не спала:
Шила, штопала, пекла.
Собрала и уложила,
Ничего не позабыла.
И на пристань привела
И сказала: — Вот сынишка.
Довезите. Добрый путь! —
Капитан сказал: — Парнишку
Довезем уж как-нибудь! —

Мама вынула платок:
— До свидания, сынок! —
Пароход увозит Мишу
В славный порт Владивосток.

В небе ветер гонит тучи,
В небе — молния и гром.
С каждым часом волны круче:
Вот одна идет, как дом,
А за ней уже другая
Из морских глубин встает,
Как игрушку, поднимая,
Как игрушку, опуская
Настоящий пароход.

И по палубе широкой
Не пройти, не проползти —
Там волной, как дом, высокой
Все смывается с пути.
И в столовой и в гостиной
Перекошены картины.
Чай не держится в стакане,
И обед не лезет в рот.

Где-то в Тихом океане
Так и носит пароход.

Миша слушает, не спит:
Это — палуба скрипит,
Что-то стонет под ногами,
Что-то воет, как в трубе.
Миша думает о маме
И немножко о себе.

Мише кажется, как будто
Ходят стены, ходит пол.
Дверь открылась, и в каюту
С фонарем моряк вошел,
Одеяло сдернул с Миши:
— Одевайся и не трусь! —
Отвечает Миша: — Слышу.
Одеваюсь, не боюсь!

Вот как будто все готово,
Красный галстук лег на грудь.
Капитан сказал сурово:
— Застегнуться не забудь!

Миша думает: "Беда!
Пропадем! Кругом вода!"
Капитан сказал: — Спокойно!
Все в порядке. Ерунда!
Мы нигде не пропадали,
Хуже в штормы попадали!

x x x

С каждым часом волны ниже,
Ветер тише, дальше гром.

С каждым часом берег ближе,
Различаемый с трудом.
Над притихшею водой
Светит месяц молодой.

Капитан, как видно, очень
Чем-то важным озабочен.

Капитан стоит с биноклем
И тревожно вдаль глядит…
Все устали, все промокли.
Что-то будет впереди?

Мише сразу стало страшно:
Здесь японская вода,
Здесь чужие, здесь не наши
Люди, горы, города.

"Мы спаслись от непогоды,
Мы вошли в чужие воды,
Мы должны к земле пристать,
У земли на якорь стать.
Неужели в эту ночь
Нам откажутся помочь?"

На торговом пароходе
Над кормой советский флаг.
Пароход в залив заходит.
Где-то слышен лай собак.

На советском пароходе
Под ружьем чужой отряд.
По каютам люди ходят,
По-японски говорят.

В трюме, щелкая замками,
Отпирают сундуки.
Там японскими штыками
Рвут советские тюки,
Бочки, ящики вскрывают,
Документы проверяют.

Весь, как сморщенная слива,
И на все на свете зол,
Сам полковник Мурасива
Составляет протокол.
Моряки стоят суровы
Перед новою бедой.

Рядом с Мишей Корольковым
Капитан — старик седой.
Мурасива губы вытер,
Подбородок почесал.
— Здесь по-русски подпишите!

Капитан
Не подписал…

Миша слушает, молчит,
Сердце Мишино стучит.

Под тужуркою у Миши
Красный галстук на груди.
Сердце, тише, тише, тише…
Что-то будет впереди?

Вот его к столу подводят,
И уже издалека
Мурасива глаз не сводит
С пионерского значка.

— Что за птица?
— Я — отличник.
— Что такое? Кто отец?
— На заставе пограничник,
Красной Армии боец!

Два жандарма пошатнулись,
Два других переглянулись,
Мурасива побелел,
Встал со стула, снова сел.

— Снять с него проклятый галстук!
Руки за спину ему! —
Пионер не испугался:
— Красный галстук не сниму!

Два жандарма пошатнулись,
Два других переглянулись.
Мурасива приподнялся,
Спотыкнулся сгоряча.
И сорвали с Миши галстук
Два жандарма-силача.

В облаках чужое солнце.
За тюрьмой сады цветут.
Два солдата — два японца —
Мишу по двору ведут.

Скрип ступенек. Лязг затворов.
Визг несмазанной петли.
Провели по коридору,
Молча в комнату ввели,
По команде подтянулись,
Повернулись, вышли вон…

Офицер сидит на стуле.
Справа, слева — телефон.

Он сидит, похож на краба,
Полицейский чин из штаба,
И за стеклами очков
Что-то вроде червячков.

Он встает навстречу Мише
(Даже Миша ростом выше):
— Здравствуй, Миша Корольков
Из страны большевиков!

Смотрит хитрыми глазами.
За стеной солдаты ждут.
Миша вспомнил вдруг о маме:
Мама — там,
А Миша — тут.

Там — родные лес и горы,
Над поселком воздух чист.
Здесь — опущенные шторы
И стоит живой фашист.

Офицер подходит к Мише,
Прямо в ухо Мише дышит:

— Если будем мы друзьями,
Если будешь молодцом,
Ты опять вернешься к маме,
Снова встретишься с отцом…

Начинается допрос.
Миша слушает вопрос:
— Ты живешь на Сахалине,
На советской половине.

Сколько вас, учеников, —
Следопытов и стрелков?
— Шестью восемь — сорок восемь,
Пятью девять — сорок пять…
Умножаем, переносим —
Невозможно сосчитать!

Офицер подходит к Мише,
Стиснув зубы. Миша слышит:

— За хорошие ответы
В правом ящике стола
Приготовлены конфеты,
Шоколад и пастила.
За такие же, как эти,
Принесут ремни и плети!

Продолжается допрос,
Миша слушает вопрос:

— Если каждый пионер
Кончит школу, например,
Кем захочет мальчик быть? —
Миша быстро отвечает:
— В Красной Армии служить!

— Если ночью месяц в тучах
И дороги не найти,
По какой тропинке лучше
Нам к заставе подойти?
Ты расскажешь — мы запишем.
Нас не слышат — мы вдвоем.

И тогда ответил Миша:
— Мы своих не выдаем!

Офицер зовет солдат,
Сам съедает шоколад.

— Мы под розгами заставим
Пионера дать ответ!
— Не скажу пути к заставе!
Нет! Нет! Нет!

x x x

Крысы возятся в соломе,
Дверь какая-то скрипит.
Далеко в знакомом доме
Мама бедная не спит.

На далеком Сахалине
Мама думает о сыне:
"Где он? Что с ним? Отчего
Нету писем от него?"

Рыбаки выходят в море,
Ветер гонит рыбаков,
На посту стоит в дозоре
Пограничник Корольков.

Звезды ярче. Месяц выше.
Папа думает о Мише:
"Где он? Что с ним? Почему
Не приехал сын к нему?"

В этот час по коридору
Мишу за руки вели.
Глухо щелкнули затворы.
Мишу бросили. Ушли.

Сухо в грязном кувшине:
Нет ни капельки на дне.
В паутине дверь и стены,
Под ногами пол, как лед…
"Кто спасет меня из плена?
Кто домой меня вернет?"

x x x

Отдыхают мостовые,
И трамваи не звенят.
Тихой ночью постовые
Наш ночной покой хранят.

Под Москвой, у самолетов,
На посту стоит боец.
Вот кремлевские ворота,
За воротами — дворец.

На столе вода в графине,
Лампы светлые горят.
О далеком Сахалине
Здесь сегодня говорят.

О советском пароходе,
О команде моряков
И о том, что на свободе
Будет Миша Корольков.

Не случится с ним несчастья,
Пионер домой придет:
На глазах Советской власти
Человек не пропадет!

Дует ветер, сушит сети
На песчаном берегу.
Дровосеки на рассвете
Пробиваются в тайгу.

Чайки носятся над пеной
Голубых соленых вод.
Возвращается из плена
Наш советский пароход.

В чисто убранной каюте
Тихо тикают часы.
Пароход винтами крутит.
Капитан за чаем шутит,
Улыбается в усы.
Боцман шуткой отвечает,
Боцман радио включает…

Миша думает: "Живу!
И на Родину плыву!"
Сердце, тише, тише, тише…
Миша слушает Москву.

С каждым часом ближе, ближе
Славный порт Владивосток.
Там прибой волнами лижет
Золотой морской песок.

Оттопыривая губы,
В трубы дуют трубачи.
В золотых от солнца трубах
Отражаются лучи.

Город флагами украшен —
Моряки вернулись наши.
Прямо в порт валит народ
Посмотреть на пароход.

Все в порядке. Все здоровы.
Все приехали домой!
Рядом с Мишей Корольковым
Капитан стоит седой.

Миша сходит вниз по трапу,
Видит маму, видит папу.

Миша видит: мама плачет,
Не стесняясь никого.
Миша знает: это значит —
Мама рада за него.

Вид у папы боевой:
Сразу видно — часовой!

А кругом — родные горы,
Сопки, реки и поля.
Здравствуй, наш советский город
И советская земля!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПАСТУХ МИХАСЬ

Трава умоется росой,
И прокричит петух,
Встает голодный и босой
Батрацкий сын — пастух.
Дудит в рожок и гонит скот:
Коров, быков, овец.

Михась на свете так живет,
Как жил его отец.

Богат лесами тихий край:
Береза, ель, дубы.
Нагнись в лесу и собирай
Бруснику да грибы.

Но если по грибы пойдешь
И наберешь на грош,
То лучше попадись волкам,
Чем панским лесникам.

Но если забредешь на пруд,
Поймаешь окунька,
Тебе и уши надерут
И отобьют бока.

Грибов не трогает Михась,
Не ловит окуней:
Всему хозяин — пан и князь,
Нет никого сильней!
На всех лугах — его трава,
Во всех лесах — его дрова,
Вся дичь в лесу и на полях,
Река, и мост, и пыльный шлях —
Все, все принадлежит ему,
И только одному!

Он держит всех в своих руках:
Михась у князя в батраках,
И брат, и дядя Михася,
Деревня вся, и волость вся.
И он всегда бывает прав,
Когда берет налог и штраф.

А дом на княжеском дворе
Стоит, как крепость, на горе…

Под вечер гнал коров Михась.
Месило стадо грязь.
И вдруг, откуда ни возьмись,
Верхом навстречу князь!

Михась от страха в землю врос,
С кнутом в руке застыл.
Очнулся — стадо разбрелось,
А князя след простыл.

И ночь прошла.
Встречая день,
Опять пропел петух.
Но в эту ночь до деревень
Дошел надежный слух
О том, что от своей вины
Бегут везде паны:
Один верхом, другой пешком,
Оставив замок, бросив дом,
Что в эту ночь была стрельба
У пограничного столба.

Вошли в бедняцкое село
Советские полки,
И с моста в гору тяжело
Вползли броневики.
И вся деревня собралась —
Пришли со всех концов.
В худых лаптях стоит Михась
И смотрит на бойцов.

Вот руку поднял командир
И крикнул: — Земляки!
Вам не войну несут, а мир
Советские полки!
Солдат не дрался против нас,
Солдат домой идет сейчас,
И нам не враг солдат-поляк,
Солдат — батрак, бедняк!

Я вижу поле, лес и луг,
На пастбищах стада.
Владейте всем, что есть вокруг,
Навечно, навсегда!

В лугах — народная трава,
В лесах — народные дрова,
Народный хлеб шумит в полях,
К нему ведет народный шлях.
И вашу власть ни пан, ни князь
Назад не отберет!

И тут решается Михась,
Он открывает рот:
— А Ленин с вами, пан солдат?
Скажите, пан солдат?

Спросил. И люди молча вдруг
Еще тесней сплотились в круг.
— Он с нами! Здесь! — сказал танкист.
Он всюду, где народ!

И ветер взял газетный лист
И дунул в разворот.
И ветер "Правду" развернул,
И Ленин руку протянул!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

БЫЛЬ ДЛЯ ДЕТЕЙ

Эту быль пишу я детям…

x x x

Летней ночью, на рассвете,
Гитлер дал войскам приказ
И послал солдат немецких
Против всех людей советских —
Это значит — против нас.

Он хотел людей свободных
Превратить в рабов голодных,
Навсегда лишить всего.
А упорных и восставших,
На колени не упавших,
Истребить до одного!

Он велел, чтоб разгромили,
Растоптали и сожгли
Все, что дружно мы хранили,
Пуще глаза берегли,
Чтобы мы нужду терпели,
Наших песен петь не смели
Возле дома своего,
Чтобы было все для немцев,
Для фашистов-иноземцев,
А для русских и для прочих,
Для крестьян и для рабочих —
Ничего!

"Нет! — сказали мы фашистам, —
Не потерпит наш народ,
Чтобы русский хлеб душистый
Назывался словом "брот".

Мы живем в стране Советской,
Признаем язык немецкий,
Итальянский, датский, шведский
И турецкий признаем,
И английский, и французский,
Но в родном краю по-русски
Пишем, думаем, поем.

Мы тогда лишь вольно дышим,
Если речь родную слышим,
Речь на русском языке,
И в своей столице древней,
И в поселке, и в деревне,
И от дома вдалеке.

Интересно:   Поэмы Михалков

Где найдется в мире сила,
Чтобы нас она сломила,
Под ярмом согнула нас
В тех краях, где в дни победы
Наши прадеды и деды
Пировали столько раз?"

И от моря и до моря
Поднялись большевики,
И от моря и до моря
Встали русские полки.
Встали, с русскими едины,
Белорусы, латыши,
Люди вольной Украины,
И армяне, и грузины,
Молдаване, чуваши —

Все советские народы
Против общего врага,
Все, кому мила свобода
И Россия дорога!

И, когда Россия встала
В этот трудный грозный час,
"Все — на фронт!" — Москва сказала.
"Все дадим!" — сказал Кузбасс.

"Никогда, — сказали горы, —
Не бывал Урал в долгу!" —
"Хватит нефти для моторов,
Помогу!" — сказал Баку.

"Я богатствами владею,
Их не счесть, хоть век считай!
Ничего не пожалею!" —
Так откликнулся Алтай.

"Мы оставшихся без крова
В дом к себе принять готовы,
Будет кров сиротам дан!" —
Обездоленных встречая,
Казахстану отвечая,
Поклялся Узбекистан.

"Будет каждый верный воин
И накормлен и напоен,
Всей страной обут, одет". —
"Все — на фронт!" — Москва
сказала.
"Все! — страна ей отвечала. —
Все — для будущих побед!"

x x x

Дни бежали и недели,
Шел войне не первый год.
Показал себя на деле
Богатырский наш народ.

Не расскажешь даже в сказке,
Ни словами, ни пером,
Как с врагов летели каски
Под Москвой и под Орлом.

Как, на запад наступая,
Бились красные бойцы —
Наша армия родная,
Наши братья и отцы.

Как сражались партизаны. —
Ими Родина горда!
Как залечивают раны
Боевые города.

Не опишешь в этой были
Всех боев, какие были.
Немцев били там и тут,
Как побили — так салют!

Из Москвы салюты эти
Были слышны всем на свете,
Слышал их и друг и враг.
Раз салют, то значит это —
Над какой-то крышей где-то
Снова взвился красный флаг.

Посмотри по школьной карте,
Где мы были в феврале?
Сколько верст прошли мы в марте
По родной своей земле?

Здесь в апреле мы стояли,
Здесь войска встречали май,
Тут мы столько пленных взяли,
Что попробуй подсчитай!

Слава нашим генералам,
Слава нашим адмиралам
И солдатам рядовым —
Пешим, плавающим, конным,
В жарких битвах закаленным!
Слава павшим и живым,
От души спасибо им!

Не забудем тех героев,
Что лежат в земле сырой,
Жизнь отдав на поле боя
За народ — за нас с тобой.

x x x

Где бы мы врага ни били,
Где бы враг ни отступал,
Вспоминал всегда о тыле
Наш солдат и генерал:

"Да!
Нельзя добить фашистов
И очистить мир от них
Без московских трактористов,
Без ивановских ткачих,
Без того, кто днем и ночью
В шахтах уголь достает,
Сеет хлеб, снаряды точит,
Плавит сталь, броню кует".

Не расскажешь в этой были
Всех чудес о нашем тыле,
Видно, времечко придет,
И о тружениках честных,
Знаменитых, неизвестных
Сложит песни наш народ.

Без ружья и без гранаты
И от фронта в стороне
Эти люди, как солдаты,
Тоже были на войне.

Никогда мы не забудем
Их геройские дела.
Честь и слава этим людям
И великая хвала!

x x x

Друг за дружкой, пешим строем,
По камням и по траве
Гонят пленных под конвоем,
Гонят к матушке Москве.

Их не десять и не двадцать,
Их не двести пятьдесят —
Может армия набраться
Офицеров и солдат.

Облаками пыль клубится
Над дорогой фронтовой…
Что невесело вам, фрицы?
Что поникли головой?

Вы не ждали, не гадали
Ни во сне, ни наяву —
Только так, как мы сказали,
Попадете вы в Москву.

Мимо вас везут трофеи
В наши русские музеи,
Чтобы людям показать,
Чем вы нас хотели взять.

А навстречу мчат машины
Наших доблестных полков.
— Далеко ли до Берлина? —
Вам кричат с грузовиков.

Облаками пыль клубится…
По дорогам, там и тут,
Душегубы и убийцы
Под конвоем в плен идут…

Пыль… Пыль… Пыль… Пыль…

Продолжаю детям быль!

Под победный грохот пушек
В грозовые эти дни
В море, в небе и на суше
Мы сражались не одни.

Руки жал бойцам английским
Русской армии солдат,
А далекий Сан-Франциско
Оказался так же близко,
Как Москва и Ленинград.

С нами рядом, с нами вместе,
Как поток, ломая лед,
Ради вольности и чести
И святой народной мести
За народом встал народ.

— Мы, — сказали югославы, —
Не уступим нашей славы!
Нам под игом не бывать! —
И словаки заявили:
— Нашу волю задавили!
Как же нам не воевать! —
Откололись от Берлина
Итальянцы и румыны:
— Хватит драться за Берлин! —
Неохота и болгарам
Погибать за немца даром:
— Пусть ко дну идет один!

Будет жить француз в Париже,
В Праге — чех, в Афинах — грек.
Не обижен, не унижен
Будет гордый человек!

Города вздохнут свободно —
Ни налетов, ни тревог!
Поезжай куда угодно
По любой из всех дорог!..

x x x

Спать легли однажды дети —
Окна все затемнены,
А проснулись на рассвете —
В окнах свет и нет войны!

Можно больше не прощаться,
И на фронт не провожать,
И налетов не бояться,
И ночных тревог не ждать.

Отменили затемненье,
И теперь на много лет
Людям только для леченья
Будет нужен синий свет.

Люди празднуют Победу!
Весть летит во все концы:
С фронта едут, едут, едут
Наши братья и отцы!

На груди у всех медали,
А у многих — ордена.
Где они не побывали
И в какие только дали
Не бросала их война!

Не расскажешь в этой были,
Что за жизнь они вели:
Как они в Карпатах стыли,
Где рекой, где морем плыли,
Как в восьми столицах жили,
Сколько стран пешком прошли.

Как на улицах Берлина
В час боев нашли рейхстаг,
Как над ним два верных сына —
Русский сын и сын грузина —
Водрузили красный флаг.

От Берлина до Амура,
А потом до Порт-Артура,
Что лежит у теплых вод,
Побывали на Хингане,
Что всегда стоит в тумане,
И на Тихом океане
Свой закончили поход.

Говорит сосед соседу:
— Как домой к себе приеду,
Сразу в школу загляну
И колхозных ребятишек —
Танек, Манек, Федек, Гришек —
Я опять учить начну!

— Ну, а я домой приеду, —
Говорит сосед соседу, —
После фронта отдохну,
Поношу еще с недельку
Гимнастерку и шинельку,
Строить в городе начну,
Что разрушено в войну!

— А по мне колхоз скучает, —
Третий с полки отвечает, —
Мой колхоз под Костромой.
Еду я восьмые сутки
Да считаю все минутки —
Скоро, скоро ли домой!

День и ночь бегут вагоны,
По шоссе идут колонны
Фронтовых грузовиков,
И поют аккордеоны
О делах фронтовиков…

x x x

Не опишешь в этой были
(Не поможет даже стих!),
Как горды солдаты были,
Что народ встречает их,
Их — защитников своих!

И смешались на платформах
С шумной радостной толпой:
Сыновья в военных формах,
И мужья в военных формах,
И отцы в военных формах,
Что с войны пришли домой.

Здравствуй, воин-победитель,
Мой товарищ, друг и брат,
Мой защитник, мой спаситель —
Красной Армии солдат!

Всю войну в любом селенье,
В каждом доме и в избе
Люди думали с волненьем,
Вспоминали с восхищеньем
И с любовью о тебе.

И везде тобой гордились,
И нельзя найти семьи,
Дома нет, где б не хранились
Фотографии твои:

В скромных рамках над постелью,
На комоде, на стене,
Где ты снят в своей шинели,
Пешим снят иль на коне,

Снят один ли, с экипажем
В обстановке боевой —
Офицер ты или, скажем,
Пехотинец рядовой.

Наконец-то в час желанный
Нашей сбывшейся мечты —
В час победы долгожданной
В отчий дом вернулся ты!

Но еще таких не мало
Офицеров и солдат,
Смерть которых миновала,
Но задел в бою снаряд.

Если встретишь ты такого,
Молодого, но седого,
Ветерана боевого
(Знак раненья на груди),
Окажи ему услугу,
Помоги ему, как другу,
Равнодушно не пройди!..

x x x

За дела берутся смело
Молодцы-фронтовики,
И в стране любое дело
Им сподручно, им с руки!

Нужно всех советских граждан
Накормить, одеть, обуть,
Чтобы был доволен каждый
От души, не как-нибудь!

Если раньше "самоходки"
Поставлял иной завод,
То сегодня сковородки
Запустил на полный ход.

И бегут платформы с лесом,
Там — с рудой, а там — с углем,
От Донбасса к Днепрогэсу
Ночь за ночью, день за днем.

Да! У нас одна забота
И мечта у всех одна,
Чтобы к солнечным высотам
Поднялась опять страна —
Сильной, славной и могучей
От столицы до села,
Много краше, много лучше,
Чем когда-нибудь была.

Дни сражений миновали,
Мы неплохо воевали —
Как солдаты, выполняли
Нашей Родины приказ.
И сегодня, в мирный час,
Дорогая мать-Отчизна,
Положись опять на нас!

x x x

Всем, что Родина имеет,
Сообща народ владеет,
Счет ведет полям, лесам,
Нивам, пастбищам и водам,
Шахтам, копям и заводам
И в пример другим народам
Управляет ими сам!

И у нас стоят у власти
Не помещик, не банкир,
А простой рабочий — мастер
И колхозный бригадир.
Выбираемый народом
Наш советский депутат
Не дворянским знатен родом
И не золотом богат.

Он богат своей свободой
И сознанием того,
Что от имени народа
Он вершит судьбу его!

Он богат своей любовью
К той земле, что в грозный час,
Окропив своею кровью,
Он, как мать родную, спас.

Соберутся две палаты,
Сядут рядом депутаты:
Белорус и армянин,
Украинец, молдаванин,
Осетин, казах, татарин,
И эстонец, и грузин —
Все народы, как один!

Их не мало соберется,
Сыновей и дочерей:
И солдат, и полководцев,
И других богатырей!..

С нашей партией любимой
Мы нигде не разделимы.
За народ стоит она,
С нею Родина сильна.

Кто сегодня неизвестен,
Но бесстрашен, смел и честен,
Тот, кто любит свой народ
И за партией идет,
Кто хоть что-то делать может,
Тот стране своей поможет
В том краю, где он живет!

Так поможем нашей власти
В городах и на селе
Добывать народу счастье
На родной своей земле!

1941-1953
>>> к списку
>>> на отдельной странице

МАТЬ

По большаку, правее полустанка,
Идти пять верст — деревня Хуторянка.
Спервоначалу были хутора,
Да разрослись. И стали год за годом
Дружнее жить, богаче быть народом —
Деревней стали. Сорок два двора.

Вокруг луга — есть чем кормить скотину.
Густы леса — орешник да малина.
Всего хватает: и грибов и дров.
Сойдешь под горку, тут тебе речушка,
А там, глядишь, другая деревушка,
Но в той уже поменее дворов…

Живет народ, других не обижая,
От урожая и до урожая,
От снега до засушливой поры.
И у соседей хлебушка не просит.
И в пору сеет. В пору сено косит.
И в пору чинит старые дворы.

И землю под озимые боронит,
Гуляет свадьбы, стариков хоронит,
И песни молодежные поет,
Читает вслух газетные страницы…
За тридевять земель Москва-столица,
И дальний поезд до нее везет…

В родной деревне, третья хата с краю,
Другой судьбы себе не выбирая,
Полвека честной жизни прожила
Хохлова Груша. В тихой Хуторянке
Прошла в труде крестьянском жизнь
крестьянки,
И не приметишь, как она прошла.

Здесь в девках бегала, здесь в хороводах пела,
Здесь на гулянках парня присмотрела,
Вошла к нему хозяйкой в бедный дом.
Здесь называлась Грушею-солдаткой,
Здесь тосковала, плакала украдкой,
Здесь вынянчила четверых с трудом.

Она порой сама недоедала,
Чтоб только детям досыта хватало,
Чтоб сытыми вставали от стола.
Она с утра к соседям уходила,
Белье стирала и полы скоблила —
В чужих домах поденщину брала.

Она порой сама недосыпала,
Ложилась поздно и чуть свет вставала,
Чтоб только четверым хватало сна.
И выросли хорошие ребята,
И стала им тесна родная хата,
И узок двор, и улица тесна.

Последнего она благословила,
Домой пришла, на скобку дверь закрыла,
Не раздеваясь села в уголок.
Стучали к ней — она не открывала,
До поздней ночи молча горевала —
Все плакала, прижав к лицу платок.

Она с людьми тоской не поделилась.
Никто не видел, как она молилась
За четверых крестьянских сыновей,
Которых не вернуть теперь до дому,
Которым жить на свете по-иному —
Не в Хуторянке, а в России всей…

…Она хранила у себя в комоде
Из Ленинграда письма от Володи,
Из Сталинграда письма от Ильи,
Одесские открытки от Андрея
И весточки от Гриши с батареи
Из Севастополя. От всей семьи.

В июньский полдень в тесном сельсовете
По радио — еще не по газете, —
Когда она услышала: "Война!" —
Как будто бы по сердцу полоснули,
Как села, так и замерла на стуле, —
О сыновьях подумала она.

Пришла домой. Тиха пустая хата.
Наседка квохчет, просят есть цыплята,
Стучит в стекло — не вырвется — пчела.
Четыре мальчика! Четыре сына!
И в этот день еще одна морщина
У добрых материнских глаз легла.

…Косили хлеб. Она снопы вязала
Без устали. Ей все казалось мало!
Быстрее надо! Жаль, не те года!
И солнце жгло, и спину ей ломило,
И мать-крестьянка людям говорила:
"Там — сыновья. И хлеб идет туда".

А сыновья писали реже, реже,
Но штемпеля на письмах были те же:
Одесса, Севастополь, Сталинград
И Ленинград, где старший сын Володя,
Работая на Кировском заводе,
Варил ежи для нарвских баррикад.

Когда подолгу почты не бывало,
Мать старые конверты доставала,
Читала письма, и мечталось ей:
Нет на земле честнее и храбрее,
Нет на земле сильнее и добрее
Взращенных ею молодых парней.

Тревожные в газетах сводки были,
И люди об Одессе говорили,
Как говорят о самом дорогом.
Старушка мать — она за всем следила —
Шептала ночью: "Где же наша сила,
Чтоб мы могли расправиться с врагом?"

О, как она бессонными ночами
Хотела повидаться с сыновьями,
Пусть хоть разок, пусть, провожая в бой,
Сказать бойцу напутственное слово.
Она ведь ко всему теперь готова —
К любой беде и горести любой.

Но не могло ее воображенье
Представить город в грозном окруженье,
Фашистских танков черные ряды,
К чужой броне в крови прилипший колос.
Не слышала она Андрея голос:
"Я ранен… мама… пить… воды… воды".

Пришел конверт. Еще не открывала,
А сердце матери уже как будто знало…
В углу листка — армейская печать…
Настанет день, Одесса будет наша,
Но прежних строчек: "Добрый день, мамаша!" —
Ей никогда уже не получать…

…Глаза устали плакать — стали суше,
Со временем тоска и горе глуше.
Дров запасла — настали холода.
Шаль распустила — варежки связала,
Потом вторые, третьи… Мало, мало!
Побольше бы! Они нужны туда!

Все не было письма из Ленинграда.
И вдруг она услышала: "Блокада".
Тревожно побежала в сельсовет,
Секретаря знакомого спросила.
Тот пояснил… Опять душа заныла,
Что от Володи писем нет и нет.

Пекла ли хлеб, варила ли картошку,
Все думала: "Послать бы хоть немножко.
За тыщу верст сама бы понесла!"
И стыли щи, не тронутые за день:
Вся в думах о голодном Ленинграде,
Старуха мать обедать не могла.

Она была и днем и ночью с теми,
Кто день и ночь, всегда, в любое время,
Работал, защищая Ленинград,
И выполнял военные заданья
Ценой бессонницы, недоеданья —
Любой ценой, как люди говорят…

…Опять скворцы в скворечни прилетели,
И ожил лес под солнышком апреля,
И зашумели вербы у реки…
Из Севастополя прислал письмо Григорий:
"Воюем, мать, на суше — не на море.
Вот как у нас дерутся моряки!"

Она письмо от строчки и до строчки
Пять раз прочла, потом к соседской дочке
Зашла и попросила почитать.
Хоть сотню раз могла она прослушать,
Что пишет сын про море и про сушу
И про свое уменье воевать.

И вдруг за ней пришли из сельсовета.
В руках у председателя газета:
— Смотри-ка, мать, на снимок. Узнаешь? —
Взглянула только: "Сердце, бейся тише!
Он! Родненький! Недаром снился! Гриша!
Ну до чего стал на отца похож!"

Собрали митинг. Вызвали на сцену
Героя мать — Хохлову Аграфену.
Она к столу сторонкой подошла
И поклонилась. А когда сказали,
Что Гришеньке Звезду Героя дали, —
Заплакала. Что мать сказать могла?..

…Шла с ведрами однажды от колодца,
Подходит к дому — видит краснофлотца.
Дух захватило: Гриша у крыльца!
Подходит ближе, видит: нет, не Гриша —
В плечах поуже, ростом чуть повыше
И рыженький, веснушчатый с лица.

— Вы будете Хохлова Аграфена? —
И трубочку похлопал о колено.
— Я самая! Входи, сынок, сюда! —
Помог в сенях поднять на лавку ведра,
Сам смотрит так улыбчиво и бодро —
Так к матери не входят, коль беда.

А мать стоит, глядит на краснофлотца,
Самой спросить — язык не повернется,
Зачем и с чем заехал к ней моряк.
Сел краснофлотец: — Стало быть, мамаша,
Здесь ваша жизнь и все хозяйство ваше!
Как управляетесь одна? Живете как?

Мне командир такое дал заданье:
Заехать к вам и оказать вниманье,
А если что — помочь без лишних слов.
— Ты не томи, сынок! Откуда, милый?
И кто послал-то, господи помилуй?
— Герой Союза старшина Хохлов!

Как вымолвил, так с плеч гора свалилась,
Поправила платок, засуетилась:
— Такой-то гость! Да что же я сижу?
Вот горе-то! Живем не так богато —
В деревне нынче с водкой плоховато,
Чем угостить, ума не приложу!

Пьет краснофлотец чай за чашкой чашку;
Распарился, хоть впору снять тельняшку,
И, вспоминая жаркие деньки,
Рассказывает складно и толково.
И мать в рассказ свое вставляет слово:
— Вот как у нас дерутся моряки!

— Нас никакая сила не сломила.
Не описать, как людям трудно было,
А все дрались — посмотрим, кто кого!
К самим себе не знали мы пощады,
И Севастополь был таким, как надо.
Пришел приказ — оставили его…

— А Гриша где? — Теперь под Сталинградом,
В морской пехоте. — Значит, с братом рядом?
Там у меня еще сынок, Илья.
Тот в летчиках, он у меня крылатый.
Один — рабочий, три ушли в солдаты. —
Моряк в ответ: — Нормальная семья!

Она его накрыла одеялом,
Она ему тельняшку постирала,
Она ему лепешек напекла,
Крючок ослабший намертво пришила,
И за ворота утром проводила,
И у ворот, как сына, обняла…

…В правлении колхоза на рассвете
Толпились люди. Маленькие дети
У матерей кричали на руках.
Ребята, что постарше, не шумели,
Держась поближе к матерям, сидели
На сундучках, узлах и узелках…

Они доехали. А многие убиты —
По беженцам стреляли "мессершмитты",
И "юнкерсы" бомбили поезда.
Они в пути тяжелом были долго,
За их спиной еще горела Волга,
Не знавшая такого никогда.

Теперь они в чужом селе, без крова.
Им нужен кров и ласковое слово.
И мать солдатская решила: "Я — одна…
Есть у меня картошка, есть и хата,
Возьму семью, где малые ребята,
У нас у всех одна беда — война".

Тут поднялась одна из многих женщин
С тремя детьми, один другого меньше,
Три мальчика. Один еще грудной.
— Как звать сынка-то? — Как отца, — Анисим.
Сам на войне, да нет полгода писем…
— Ну, забирай узлы, пойдем со мной!

И стали жить. И снова, как бывало,
Она пеленки детские стирала,
Опять повисла люлька на крюке…
Все это прожито, все в этой хате было,
Вот так она ребят своих растила,
Тоскуя о солдате-мужике.

x x x

В большой России, в маленьком селенье,
За сотни верст от фронта, в отдаленье,
Но ближе многих, может быть, к войне,
Седая мать по-своему воюет,
И по ночам о сыновьях тоскует,
И молится за них наедине.

Когда Москва вещает нам: "Вниманье!
В последний час… " — и затаив дыханье
Мы слушаем про славные бои
И про героев грозного сраженья, —
Тебя мы вспоминаем с уваженьем,
Седая мать. То — сыновья твои!

Они идут дорогой наступленья
В измученные немцами селенья,
Они освобождают города
И на руки детишек поднимают;
Как сыновей, их бабы обнимают.
Ты можешь, мать, сынами быть горда!

И если иногда ты заскучаешь,
Что писем вот опять не получаешь,
И загрустишь, и дни начнешь считать,
Душой болеть — опять Илья не пишет,
Молчит Володя, нет вестей от Гриши,
Ты не грусти. Они напишут, мать!

1942
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ АРМЕЙСКОЙ ГАЗЕТЫ

(Быль)

Не помню, право, точной даты,
Тому назад семнадцать лет
У вас в газете для солдата
Был напечатан мой портрет.

Я полагаю, что хранится
У вас архив минувших дней.
Но та газетная страница,
Поверьте слову, мне нужней!

Хочу, чтоб сын меня увидел
Красивым, молодым бойцом
И понял, что не бог обидел
Меня уродливым лицом.

Шел смертный бой за город Ельню,
Подбит в бою и окружен,
Я был случайно не смертельно
В горящем танке обожжен.

Не ради пенсионной книжки
Тот старый снимок нужен мне.
Я покажу его сынишке —
Девятилетнему парнишке —
Пусть знает правду о войне!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

КАРТА

Вторые сутки город был в огне,
Нещадно день и ночь его бомбили.
Осталась в школе карта на стене —
Ушли ребята, снять ее забыли.

И сквозь окно врывался ветер к ней,
И зарево пожаров освещало
Просторы плоскогорий и морей,
Вершины гор Кавказа и Урала.

На третьи сутки, в предрассветный час,
По половицам тяжело ступая,
Вошел боец в пустой, холодный класс.
Он долгим взглядом воспаленных глаз
Смотрел на карту, что-то вспоминая.

Но вдруг, решив, он снял ее с гвоздей
И, вчетверо сложив, унес куда-то, —
Изображенье Родины своей
Спасая от захватчика-солдата.

Случилось это памятной зимой
В разрушенном, пылающем районе,
Когда бойцы под самою Москвой
В незыблемой стояли обороне.

Шел день за днем, как шел за боем бой,
И тот боец, что карту взял с собою,
Свою судьбу связал с ее судьбой,
Не расставаясь с ней на поле боя.

Когда же становились на привал,
Он, расстегнув крючки своей шинели,
В кругу друзей ту карту раскрывал,
И молча на нее бойцы смотрели.

И каждый узнавал свой край родной,
Искал свой дом: Казань, Рязань, Калугу,
Один — Баку, Алма-Ату — другой.
И так, склонившись над своей страной,
Хранить ее клялись они друг другу.

Родные очищая города,
Освобождая из-под ига села,
Солдат с боями вновь пришел туда,
Где карту он когда-то взял из школы.

И, на урок явившись как-то раз,
Один парнишка положил на парту
Откуда-то вернувшуюся в класс
Помятую, потрепанную карту.

Она осколком прорвана была
От города Орла до Приднепровья,
И пятнышко темнело у Орла.
Да! Было то красноармейской кровью.

И место ей нашли ученики,
Чтоб, каждый день с понятным нетерпеньем
Переставляя красные флажки,
Идти вперед на запад, в наступленье.

1943
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ДЕТСКИЙ БОТИНОК

Занесенный в графу
С аккуратностью чисто немецкой,
Он на складе лежал
Среди обуви взрослой и детской.

Его номер по книге:
"Три тысячи двести девятый".
"Обувь детская. Ношена.
Правый ботинок. С заплатой…"

Кто чинил его? Где?
В Мелитополе? В Кракове? В Вене?
Кто носил его? Владек?
Или русская девочка Женя?..

Как попал он сюда, в этот склад,
В этот список проклятый,
Под порядковый номер
"Три тысячи двести девятый"?

Неужели другой не нашлось
В целом мире дороги,
Кроме той, по которой
Пришли эти детские ноги

В это страшное место,
Где вешали, жгли и пытали,
А потом хладнокровно
Одежду убитых считали?

Здесь на всех языках
О спасенье пытались молиться:
Чехи, греки, евреи,
Французы, австрийцы, бельгийцы.

Здесь впитала земля
Запах тлена и пролитой крови
Сотен тысяч людей
Разных наций и разных сословий…

Час расплаты пришел!
Палачей и убийц — на колени!
Суд народов идет
По кровавым следам преступлений.

Среди сотен улик —
Этот детский ботинок с заплатой.
Снятый Гитлером с жертвы
Три тысячи двести девятой.

1944
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПИСЬМО ДОМОЙ

Здесь, на войне, мы рады каждой строчке
И каждой весточке из милых нам краев.
Дошедших писем мятые листочки
Нам дороги особо в дни боев.

Они хранят тепло родного дома,
Сопутствуя бойцу в его судьбе.
О, чувство зависти! Как нам оно знакомо,
Когда письмо приходит не тебе.

О, письма из дому! Мы носим их с собою,
Они напоминают нам в бою:
Будь беспощаднее с врагом на поле боя,
Чтоб враг не истребил твою семью!

Мы были в городе развалин и воронок
Разграбленного немцами жилья.
Я видел мальчика. Лет четырех ребенок.
Он был убит. И сына вспомнил я.

Мы были в городе. Как грозный знак проклятья,
Труп женщины лежал на мостовой.
Растерзанное ситцевое платье,
Застывшая рука над головой.

И я подумал: как же быть такому?
Быть может, кто-нибудь, как я, таких же лет,
Ждет от жены письма, письма из дому
От этой женщины. А писем нет и нет…

Мой верный друг, товарищ мой надежный!
Мы на войне. Идет жестокий бой
За каждый дом, за каждый столб дорожный,
За то, чтоб мы увиделись с тобой!

Южный фронт. 1941 год
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ОТКУДА ТЫ?

— Вторую зиму мы воюем вместе.
Твои дела почетны и просты.
И меткий глаз твой всей стране известен.
Скажи, боец, откуда родом ты?

— Отец и дед охотниками были,
Вот почему и меткость есть в глазах.
Отец и дед пушного зверя били,
Я бью врага. Я снайпер. Я казах.

— Тебя я знаю по ночному бою,
И мне твои запомнились черты.
В атаке ты не дорожил собою.
Скажи, боец, откуда родом ты?

— Я в том бою оружием и честью
Лишь дорожил, как вольный человек.
Я сын садов ташкентского предместья.
Я хлопкороб. Я воин. Я узбек.

— А ты, орел, я знаю, что немало
Обрушил ты на немцев с высоты
Горячего разящего металла.
Скажи, герой, откуда родом ты?

— Таких, как я, в полку героев много,
И награжден страной не я один.
Военная Грузинская дорога
Ведет в мой дом, в Тбилиси. Я грузин,

— От верных залпов твоего расчета
Враги под землю лезли, как кроты.
Но не спасали их накаты дзотов.
Скажи, сержант, откуда родом ты?

— Я мщу врагам за дочку и за сына,
Расстрелянных у мирного плетня.
Я украинец. Ридна батькивщина
К орудию поставила меня.

— Ты воевал в лесах и на болотах,
Дороги строил, возводил мосты.
Тебе спасибо говорит пехота.
Скажи, сапер, откуда родом ты?

— Откуда я? Да, видно, издалече,
Из тех краев, где воевал Ермак.
Давай закурим, что ли, ради встречи,
По-плотницки. Я плотник, сибиряк.

— А ты, отец, хранишь, я знаю, дома
От прошлых войн солдатские кресты.
С какой реки, с Кубани или с Дона,
Скажи, солдат, откуда родом ты?

— Не угадал. Ни с Дона, ни с Кубани,
С Москвы-реки на фронт явился я.
Мы от земли — можайские крестьяне,
Там, стало быть, и родина моя.

Войди в блиндаж, пройди по батареям,
Везде они, бойцы моей страны.
Мы вместе спим и вместе воду греем
И друг для друга жизни не жалеем —
В одну семью Отчизной сплочены.

Северо-Западный фронт. 1942 год
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ТЫ ПОБЕДИШЬ!

Когда тебе станет тяжко
В упорном и долгом бою,
Возьми себя в руки, товарищ,
И вспомни свою семью.

Отца своего седого
И мать, если мать жива,
Ты вспомни ее простые
Напутственные слова.

Она твои письма прячет
И, пусть со слезами, пусть,
Тобою гордясь, соседям
Читает их наизусть.

Ты вспомни еще, товарищ,
Жену, если есть жена,
Как ждет она, не дождется,
Как любит тебя она.

Как в доме твоем семейном
Заметна ее рука,
Как люди ее называют
Женою фронтовика.

Ты вспомни, товарищ, сына
И дочь, если дети есть,
Портрет твой в военной форме —
Их гордость, их детская честь.

Они тебе пишут письма
И видят тебя во сне,
Они говорят сегодня:
— У нас отец на войне!

Но если, товарищ, ты холост
И нет у тебя семьи
И умерли самые близкие
Родственники твои,

То есть у тебя, я знаю
(Не могут не быть у бойца!),
Преданные товарищи,
Испытанные сердца.

Может, сидевшие в школе
С тобой на одной скамье,
Может быть, росшие вместе
С тобою в одной семье, —

Те, которым ты дорог,
Которые рады знать,
Что жив ты и что воюешь,
Не думая умирать.

Ты вспомни о них, товарищ,
В тяжелый и трудный час,
Когда ты на поле боя,
Как будто в последний раз.

Они в твои силы верят
И в храбрость твою и в честь,
И в то, что ты твердо знаешь
Горячее слово "месть"!

И если ты это вспомнишь,
То силы к тебе придут,
И глаз твой станет вернее,
И штык твой станет острее
За несколько этих минут.

И немец, бравший Варшаву,
Входивший маршем в Париж,
Погибнет в твоей России,
А ты в боях победишь!

Северо-Западный фронт. 1943 год
>>> к списку
>>> на отдельной странице

СОЛДАТ

— Солдатик мой, касатик мой,
Товарищ дорогой,
Я своего ждала домой,
А вот зашел другой.

Зашел: — Хозяйка, есть попить?
— Найдется в добрый час.
Кого встречать, кормить, поить
Сегодня, как не вас!

— А можно валенки разуть,
У печки просушить,
Да крепкой ниткой как-нибудь,
Шинель в плече зашить?

Летела пуля — порвала.
И надо же задеть!
Как будто в поле не могла
Сторонкой пролететь.

— С утра в печи дрова горят,
Чтоб ты обсохнуть мог.
Садись к огню, сушись, солдат,
Снимай, солдат, сапог.

Как дома, будь в моей избе,
Давай шинель свою,
Я, как хозяину, тебе
Сейчас ее зашью.

И где-то он, хозяин мой,
Когда мне ждать его домой?

Присел солдат на табурет,
Солдата клонит в сон.
Трофейных пачку сигарет
С трудом вскрывает он.

Хозяйка смотрит на стрелка:
— Да ты устал, видать?
Приляг, сынок, вздремни пока.
— И то прилягу, мать…

…А шел солдат издалека,
И все с боями шел.
Была дорога нелегка
От городов и сел.

И было некогда ему
Ни есть, ни пить, ни спать.
Все надо было моему
Солдату воевать.

Его бомбили — он лежал,
К нему летел снаряд.
В него стреляли — он бежал
Вперед, а не назад.

"Чем дальше я пройду вперед, —
Мечтал солдатик мой, —
Тем больше хлеба в этот год
Засеем мы весной.

Чем больше немцев уложу, —
Смекал он на ходу, —
Тем раньше путь освобожу,
Скорей домой приду.

При немцах на моей земле
Мне не бывать в родном селе".

И беззаветно потому
Солдат мой воевал,
И было некогда ему,
И он ночей не спал.

Лежит солдат, храпит солдат,
Командует во сне.
Рукою обнял автомат —
Привык ведь на войне!

— Проснись, солдат, хоть сон глубок,
Как ни мягка постель.
Просушен валяный сапог,
Зачинена шинель.

— И то встаю. Спасибо, мать!
Наспался за троих!
Мне не придется догонять
Товарищей своих.

Хозяйка смотрит на стрелка:
— Когда ж войне конец?
— Определить нельзя пока, —
Ответствует боец. —

Но все же думается мне,
Что недалек конец войне.

Сказал солдат и вышел он
На улицу села,
А по селу со всех сторон
Дивизия текла.

Коням на гривы падал снег,
В степи мела метель.
Вперед шел русский человек,
Ремнем стянув шинель,

Действующая армия. 1944 год
>>> к списку
>>> на отдельной странице

МОЙ БОЕЦ

Ты зайдешь в любую хату,
Ты заглянешь в дом любой —
Всем, чем рады и богаты,
Мы поделимся с тобой.

Потому что в наше время,
В дни войны, в суровый год,
Дверь открыта перед всеми,
Кто воюет за народ.

Кто своей солдатской кровью
Орошает корни трав
У родного Приднепровья,
У донецких переправ.

Никакое расстоянье
Между нами в этот час
Оторвать не в состоянье,
Разлучить не в силах нас.

Ты готовил пушки к бою,
Ты закапывался в снег —
В Сталинграде был с тобою
Каждый русский человек.

Ты сражался под Ростовом,
И в лишеньях и в борьбе
Вся Россия добрым словом
Говорила о тебе.

Ты вступил на Украину,
Принимая грудью бой,
Шла, как мать идет за сыном,
Вся Россия за тобой.

Сколько варежек связали
В городах и на селе,
Сколько валенок сваляли, —
Только был бы ты в тепле.

Сколько скопленных годами
Трудовых своих рублей
Люди честные отдали, —
Только стал бы ты сильней.

Землю эту, нивы эти
Всей душой своей любя,
Как бы жили мы на свете,
Если б не было тебя?!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

"ТИГР"

Подбитый пушкою двух русских молодцов
В день одного великого сраженья,
Тяжелый танк попал в конце концов
На выставку трофейных образцов
Немецкого вооруженья.
Кто в первый день здесь не перебывал
В аллеях самолетов и орудий?
Из павильонов выходили люди
И шли потом туда, где "тигр" стоял.
И вот одна, с ребенком на руках,
Работница, а может быть, крестьянка,
Увидев танк, пошла навстречу танку
И подошла и встала в двух шагах.
Простая женщина! Что думала она,
Смотря на чудище, разбитое снарядом?..
Стоял все это время с нею рядом
Артиллерист, по званью старшина.
"Не бойся, мать, не больно страшен зверь,
Мы научились бить по этой стали.
Нам эти "тигры" не страшны теперь,
Они для нас вполне ручными стали".
Уже прошел десяток тысяч ног
По выставке. Уже дождем смочило
За этот день натоптанный песок,
А женщина домой не уходила.
По-прежнему она с ребенком на руках
Стояла перед грозной черепахой.
И на лице ее — ни тени страха.
Я гордость строгую прочел в ее глазах.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ШЕЛ ПО УЛИЦЕ ЛЕТЧИК

Было раннее утро, и солнцем окрашены зданья,
У зенитных орудий стоял на посту часовой.
Шел по улице летчик, с боевого вернувшись заданья.
Самолет "мессершмитт" догорал на земле под Москвой.

Шел по улице летчик, молодой лейтенант-истребитель.
Боевая кожанка и с левого бока планшет.
Ребятишки на улице вдруг восклицали: "Смотрите!"
И бросали играть и смотрели восторженно вслед

Проходящему мимо, видавшему виды герою.
А герой улыбался, довольный полетом своим.
Самолет "мессершмитт" догорал на земле под Москвою,
По зеленой осоке тянулся удушливый дым.

Шел по улице летчик, приветствуя старших по званью.
Каждый встречный, казалось, хотел ему дать прикурить,
Оказать от души небольшое хотя бы вниманье,
Затащить к себе в гости, по-дружески поговорить.

"Это наш истребитель! — девчата друг другу шептали. —
Посмотрите скорее, пока еще он не прошел!
Это наша защита! Такие Москву защищали,
Замечательный парень, бесстрашный советский орел".

Возвращаясь с полета, напевая про "Синий платочек",
В ранний час, когда утро все звезды зажгло на Кремле,
Вдоль зеленых бульваров шел по улице города летчик,
А в лесу под Москвой "мессершмитт" догорал на земле…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ДЕСЯТИЛЕТНИЙ ЧЕЛОВЕК

Крест-накрест синие полоски
На окнах съежившихся хат.
Родные тонкие березки
Тревожно смотрят на закат.

И пес на теплом пепелище,
До глаз испачканный в золе,
Он целый день кого-то ищет
И не находит на селе…

Накинув старый зипунишко,
По огородам, без дорог,
Спешит, торопится парнишка
По солнцу — прямо на восток.

Никто в далекую дорогу
Его теплее не одел,
Никто не обнял у порога
И вслед ему не поглядел.

В нетопленной, разбитой бане
Ночь скоротавши, как зверек,
Как долго он своим дыханьем
Озябших рук согреть не мог!

Но по щеке его ни разу
Не проложила путь слеза.
Должно быть, слишком много сразу
Увидели его глаза.

Все видевший, на все готовый,
По грудь проваливаясь в снег,
Бежал к своим русоголовый
Десятилетний человек.

Он знал, что где-то недалече,
Выть может, вон за той горой,
Его, как друга, в темный вечер
Окликнет русский часовой.

И он, прижавшийся к шинели,
Родные слыша голоса,
Расскажет все, на что глядели
Его недетские глаза.

1943
>>> к списку
>>> на отдельной странице

КОМСОМОЛЬСКИЙ БИЛЕТ

Малому было четырнадцать лет.
Малый вступил в комсомол.
Дали ему комсомольский билет,
Взял он его и пошел…

Малый учился, работал и рос,
Вот и в шинель он одет.
В этой шинели на фронт он принес
Свой комсомольский билет.

Не расставался он с ним никогда —
В годы удач и невзгод, —
Только однажды случилась беда:
Сбили его самолет.

Летчик в лесу, на чужой стороне,
Думает: "Есть пистолет,
Компас и карта со мной, и при мне
Мой комсомольский билет.

Мне пистолет не откажет в бою,
Смерти же я не боюсь —
Или погибну за землю свою,
Или к своим доберусь.

Карта поможет мне в трудном пути,
Компас покажет восток,
Как мне до линии фронта дойти
И по какой из дорог.

Совесть моя у меня на груди,
В левом кармане моем.
Совесть моя говорит мне: "Иди!
Вынесем. Не пропадем!"

Летчик прополз, пробежал и пролез
Мимо чужих патрулей.
Крышей надежной служил ему лес,
Спутником верным — ручей.

Ветер из сел до него доносил
Гарь и немецкую речь.
Месяц над пашнями свет свой гасил,
Чтобы его уберечь.

Летчик в пути бородою оброс.
Долго пришлось голодать.
Летчик за пачку простых папирос
Мог бы полжизни отдать…

Летчик вернулся в гвардейскую часть,
К чести полка своего.
Знали друзья: он не должен пропасть,
И поджидали его.

С летчиком вместе вернулся домой,
Вид потерявший и цвет,
Всех испытаний свидетель немой —
Вымокший, вытертый, но боевой
Наш комсомольский билет.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ФРОНТОВИК ДОМОЙ ПРИЕХАЛ

Фронтовик домой приехал.
С фронта. В отпуск. На семь дней.
Больше года он не видел
Ни жены и ни детей.

Фронтовик домой приехал.
Снял шинель и сапоги,
Потемневшую портянку
Снял с натоптанной ноги.

Лег в кровать под одеяло,
В доме теплом и родном,
И уснул коротким, чутким,
Фронтовым, тревожным сном.

И ему приснилось ночью,
Что на поле боя он,
Что опять во фланг фашистам
Вышел третий батальон.

И опять его товарищ —
Неразлучный автомат
Бьет по выцветшим шинелям
Наступающих солдат.

Человеку бой приснился,
И проснулся он в поту.
Ничего не понимая,
Он вгляделся в темноту.
И, увидев очертанья
Шкафа, стула и стола,
Вспомнил дальнюю дорогу,
Что до дома довела;
Вспомнил встречи фронтовые,
Боевых своих друзей,
Молодых артиллеристов
С дальнобойных батарей;
Вспомнил песню про Каховку,
Вспомнил ночи у Днепра…
И с открытыми глазами
Провалялся до утра…

Фронтовик домой приехал…

Южный фронт. 1941 год
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПАРТИЙНЫЙ БИЛЕТ

Вставал над озером рассвет,
И пулемет затих.
Мы видим — лейтенанта нет
Среди бойцов живых.

И молча головы склонил
Наш пулеметный взвод.
Еще вчера он с нами был
И пел и вел вперед.

Его в строю сегодня нет.
Мы бережно храним
Пробитый пулею билет —
Он шел в атаку с ним.

Наш лейтенант носил его
У сердца своего.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ЗЕНИТЧИКИ

Слышен рокот
Самолета.
В нашем небе
Бродит кто-то
На огромной высоте,
В облаках
И в темноте.
Но безлунными ночами,
От зари и до зари,
Небо щупают лучами
Боевые фонари.
Тяжело лететь пилоту —
Луч мешает самолету,
А с земли
Навстречу гулу
Поднимают пушки дула:
Если враг —
Он будет сбит!
Если друг —
Пускай летит!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ТРИ ТОВАРИЩА

Жили три друга-товарища
В маленьком городе Эн.
Были три друга-товарища
Взяты фашистами в плен.

Стали допрашивать первого,
Долго пытали его —
Умер товарищ замученный
И не сказал ничего.

Стали второго допрашивать,
Пыток не вынес второй —
Умер, ни слова не вымолвив,
Как настоящий герой.

Третий товарищ не вытерпел,
Третий — язык развязал.
— Не о чем нам разговаривать! —
Он перед смертью сказал.

Их закопали за городом,
Возле разрушенных стен.
Вот как погибли товарищи
В маленьком городе Эн.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

КАЗНЬ

Уже — конец.
Уже — петля на шее.
Толпятся палачи,
С убийством торопясь.
Но на мгновенье замерли злодеи,
Когда веревка вдруг оборвалась…

И партизан, под виселицей стоя,
Сказал с усмешкой
В свой последний час:
— Как и веревка, все у вас гнилое!
Захватчики!
Я презираю вас!..
>>> к списку
>>> на отдельной странице

КРАСНОАРМЕЕЦ ПЕТРОВ

Белой сирени
Большую корзину
Бережно вынесли
Из магазина.

Веткой душистой
Людей задевая,
Сняли корзину
С площадки трамвая.

В двери войдя,
Пронесли по палате,
На пол поставили
Возле кровати.

Утром сказали,
Что будет здоров
Красноармеец
Товарищ Петров.

Утром в контору
Районной больницы
Первая почта
Приходит с границы.

Пишут колхозники
И пограничники,
Пишут из школы
Ребята-отличники:

"Принял в атаке
Удар штыковой
Нашей заставы
Боец рядовой.

Он умирал,
Отдавая Отчизне
Все, до последней кровинки,
До жизни.

Будет ли раненый
Снова здоров —
Красноармеец
Товарищ Петров?"

"Будет! —
Хирург отвечает уверенно. —
Мы восстановим,
Что было потеряно.

Мы на дежурстве
И ночью и днем,
Мы его Родине нашей
Вернем.

Всем передайте:
Будет здоров
Красноармеец
Товарищ Петров".

Праздник сегодня
В районной больнице,
Всюду цветы
И веселые лица.

Это колхозники
И пограничники,
Это из школы
Ребята-отличники.

Двери навстречу
Гостям открываются —
В этой палате
Боец поправляется,

Письма диктует —
Несколько слов:
"Жив и здоров.
Пограничник Петров".
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ФАШИСТСКАЯ ПОСЫЛКА

Эта лента голубая —
Снята с девичьих волос,
Эта лента голубая
С украинских русых кос.

Эта вышивка — с кровати,
Этот перстень — снят с руки
Черной ночью, в мирной хате,
В деревушке у реки.

Из больницы — бумазея,
Занавески — со стены
Подожженного музея
Древнерусской старины.

Эти две витые ручки
Были сорваны с дверей —
Трех солдат к любимой внучке
Не пускал старик еврей.

Побурели пятна крови
На платочке пуховом…
Это — добыто в Ростове,
Это — взято под Орлом.

Все зашито в парусину
И сдано на почту в срок.
Путь посылки до Берлина
И опасен и далек.

Фридрихштрассе, 48,
Получить: Матильде Шмитт.
Отправитель: Генрих Шлоссе.
Был здоров. Теперь убит…

1941
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПИОНЕРСКАЯ ПОСЫЛКА

Две нательные фуфайки,
На портянки — серой байки,
Чтоб ногам стоять в тепле
На снегу и на земле.

Меховые рукавицы,
Чтоб не страшен был мороз.
Чтоб с друзьями поделиться —
Десять пачек папирос.

Чтобы тело чисто было
После долгого пути,
Два куска простого мыла —
Лучше мыла не найти!

Земляничное варенье
Своего приготовленья —
Наварили мы его,
Будто знали для кого!

Все, что нужно для бритья,
Если бритва есть своя.
Было б время да вода —
Будешь выбритым всегда.

Нитки, ножницы, иголка —
Если что-нибудь порвешь,
Сядешь где-нибудь под елкой
И спокойно все зашьешь.

Острый ножик перочинный —
Колбасу и сало режь!
Банка каши со свининой —
Открывай ее и ешь!

И в надежной упаковке,
Чтобы выпить в добрый час,
Две московских поллитровки.
Вспоминайте, братцы, нас!

Все завязано, зашито,
Крышка к ящику прибита —
Дело близится к концу.
Отправляется посылка,
Очень важная посылка,
Пионерская посылка
Неизвестному бойцу!

1941
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПОЧЕТНЫЙ ПАССАЖИР

В армейской шинели,
В армейской ушанке,
Вагона он ждет
На трамвайной стоянке.

Он входит с передней
Площадки трамвая,
На правую ногу
Немного хромая.

Таких пассажиров
В трамвае не много,
И люди ему
Уступают дорогу.

Таким пассажирам,
В таком положенье,
Повсюду вниманье,
Везде уваженье!

Он орден имеет
Под серой шинелью,
Он ранен под Вязьмой
Немецкой шрапнелью.

Бесстрашный участник
Большого сраженья,
Он вывел товарищей
Из окруженья.

Боец-пулеметчик
Стрелкового взвода,
Большое спасибо
Тебе от народа!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ГЕРОЙ

Сын летит на полюс,
Сын живет на льдине —
Мать глядит на глобус,
Думает о сыне.

Кто на самолете,
Кто на ледоколе —
Мы стоим у карты
Дома, в клубе, в школе.

О герое нашем
Нас волнуют вести,
Мыслями своими
Мы с героем вместе.

Чтобы стать героем,
Нужно быть отважным,
Честным в деле каждом,
Скромным в слове каждом,

Как Валерий Чкалов —
Честным, скромным, смелым,
Преданным народу
Мыслями и делом.

Что такое орден?
Орден — это слава,
На любовь народа
Дорогое право.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ГРАНИЦА

В глухую ночь,
В холодный мрак
Посланцем белых банд
Переходил границу враг —
Шпион и диверсант.

Он полз ужом на животе,
Он раздвигал кусты,
Он шел на ощупь в темноте
И обошел посты.

По свежевыпавшей росе,
Некошеной травой
Он вышел утром на шоссе
Тропинкой полевой.

И в тот же самый ранний час
Из ближнего села
Учиться в школу, в пятый класс,
Друзей ватага шла.

Шли десять мальчиков гуськом
По утренней росе,
И каждый был учеником
И ворошиловским стрелком,
И жили рядом все.

Они спешили на урок,
Но тут случилось так:
На перекрестке двух дорог
Им повстречался враг.

— Я сбился, кажется, с пути
И не туда свернул! —
Никто из наших десяти
И глазом не моргнул.

— Я вам дорогу покажу! —
Сказал тогда один.
Другой сказал: — Я провожу.
Пойдемте, гражданин.

Сидит начальник молодой,
Стоит в дверях конвой,
И человек стоит чужой —
Мы знаем, кто такой.

Есть в пограничной полосе
Неписаный закон:
Мы знаем все, мы знаем всех —
Кто я, кто ты, кто он.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПРИЕЗД ГЕРОЯ

Сегодня в доме весело,
Сегодня пир горой:
Из действующей армии
Приехал сын-герой.

Коней колхозных выслали
На станцию с утра.
И он сошел с почтового
Под громкое "ура".

И обнял он родителей —
Мамашу и отца.
И сам начальник станции
Слезу смахнул с лица.

И тронулись, поехали
Со станции в колхоз.
Он узнавал окрестности,
Где он мальчишкой рос.

Вот лес, где он с ребятами
В орешнике бродил,
Здесь лыко драл, малину рвал,
А здесь коней поил.

Березовая рощица,
За ней — сосновый лес,
А вот налево — пасека,
Направо — МТС.

Остановились лошади,
Он вышел из саней,
И все кругом захлопали
Все громче, все сильней

Заслуженному летчику
В кожанке фронтовой
За подвиги геройские,
За орден боевой.

И он сказал: — Товарищи,
Я вас благодарю!
Я вам красноармейское
Спасибо говорю!

Для Родины, для партии
Не жаль мне ничего! —
И все опять захлопали,
Приветствуя его.

И, сквозь толпу знакомую
Пройдя с большим трудом,
Вошел он в дом родительский —
Простой крестьянский дом.

Вошел, и в светлой горнице
Вдруг стало днем темно:
Все будущие летчики
Явились под окно!

1943
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ДАНИЛА КУЗЬМИЧ

Немножечко меньше их, чем Ивановых,
Но все-таки много на свете Смирновых:
Смирновы — врачи и Смирновы — шоферы,
Радисты, артисты, танкисты, шахтеры,
Швецы, кузнецы, продавцы, звероловы,
Смирновы — певцы и поэты Смирновы,
Есть дети Смирновы и взрослые тоже,
И все друг на друга ничуть не похожи:
Веселые, мрачные, добрые, злые,
Смирновы — такие, Смирновы — сякие.

Один из Смирновых попал в эту книжку.
Приехал я раз в небольшой городишко,
На карте отмечен он маленькой точкой —
Географ ему не поставил кружочка.
В том городе были: аптека и баня,
Больница и школа, и парк для гулянья,
Некрасова улица, площадь Толстого,
Базар и вокзал пароходства речного.

Но самое главное в городе этом
Был выросший за год и пущенный летом,
Кругом огорожен стеной здоровенной,
Завод номерной. Очень важный. Военный.
Из не пробиваемой пулями стали
В три смены он делал для танков детали.

И я вам хочу рассказать про Смирнова,
Который вставал в половине шестого,
Который, с трудом подавляя зевоту,
Садился в трамвай и спешил на работу,
Где восемь и десять часов, если надо,
Работал как мастер шестого разряда.

Я шел по заводу, вдруг слышу: — Здорово! —
Вот так в первый раз я услышал Смирнова.
"Здорово!" — хотел я кому-то ответить,
Кого не успел еще даже заметить.
— Что ходишь? Что смотришь? — послышалось
снова.
И тут в первый раз я увидел Смирнова.

Я знал, что бывают какие-то гномы,
Которые людям по сказкам знакомы.
Я помню, что слышал однажды от сына,
Что жил человечек смешной — Буратино,
Которого ловкий топор дровосека
Из чурки простой превратил в человека.
Но в жизни своей не встречал я такого,
Как этот Смирнов, человечка живого!

В большой, не по росту, казенной тужурке,
В огромной ушанке из кроличьей шкурки,
В таких сапожищах, что я испугался,
Стоял человечек и мне улыбался.
— Как звать? — я спросил.
— По работе кто знает, —
Ответил малыш, — Кузьмичом называет.
Смирновым Кузьмой был покойный папаша,
Данила Кузьмич — будет прозвище наше.

— А сколько вам лет? — я спросил у Смирнова.
— Четырнадцать минуло двадцать восьмого, —
Сердито ответил он басом солидным
(Должно быть, вопрос показался обидным).
— Да ты не сердись!
— А чего мне сердиться! —
Кузьмич отмахнулся большой рукавицей. —
Таких-то не мало у нас на заводе.
И ростом другие поменее вроде!

Мы шли с Кузьмичом корпусами завода,
И нас проверяли у каждого входа,
У каждого выхода нас проверяли —
Мы оба свои пропуска предъявляли.
— Куда мы идем? — я спросил у Смирнова,
Но я из ответа не понял ни слова.

Гудели динамо — жуки заводные,
Шуршали, как змеи, ремни приводные.
И масло машинное ниточкой тонкой
Тянулось без устали над шестеренкой.
И падали на пол, цепляясь друг к дружке,
Витые стальные, блестящие стружки.
И нужные танкам стальные детали
Со звоном одна за другой вылетали.

И вот наконец мы дошли до плаката:
"Берите пример со Смирнова, ребята!
В тылу не расходится дело со словом,
На фронте танкисты гордятся Смирновым!"

А сам мужичок с ноготок знаменитый
По шумному цеху шагал деловито.
И кто мог подумать, что в эту минуту
Его вспоминали в сражении лютом!

Смирнов по-хозяйски зашел за решетку,
Умело взял в руки железную щетку,
Протер этой щеткой поверхность металла.
Как зеркало, сразу она засияла.
— Включайте рубильник. Готово? — Готово! —
И я за работой увидел Смирнова.
И понял я, что никакой Буратино
Не смог бы стоять возле этой машины
И что никакие волшебники-гномы,
Которые людям по сказкам знакомы,
Которые силой чудесной владеют,
Творить чудеса, как Смирнов, не сумеют.
И я, человек выше среднего роста,
Себя вдруг почувствовал карликом просто.

Прославим же юного мастерового:
Ткача, маляра, кузнеца и портного,
Сапожника, токаря и столяра.
Даниле Смирнову и прочим — УРА!

1944
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ГОРНИСТ

(Быль)

Случилось это в дни войны за Доном
С одним кавалерийским эскадроном…
По нашим конникам враги огонь вели.
Вдруг близкий взрыв! И кони понесли…
Теснят друг друга, не сдержать лавины:
И храп, и крик, и в мыльной пене спины,
И всадникам уже не до огня.
И дым, и пыль, и ночь средь бела дня…
Кавалеристы видят: дело худо —
Их развернуло прямо на овраг,
Всему конец…
Но тут случилось чудо:
С карьера кони перешли на шаг —
Пришли в себя…
А получилось так:
Лихой горнист, служивший в эскадроне,
На всем скаку трубу к губам прижал
И "зорьку" проиграл. И услыхали кони
Знакомый, добрый утренний сигнал.
И вновь для них реальность обрели
Трава и ветер, запахи земли,
И дальнее село, и ближний бой,
И тот горнист с серебряной трубой…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

СЛУЖУ СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ!

Победой кончилась война.
Те годы позади.
Горят медали, ордена
У многих на груди.

Кто носит орден боевой
За подвиги в бою,
А кто за подвиг трудовой
В своем родном краю.

x x x

Орлов Георгий — офицер
Воздушного полка,
В бою показывал пример
Бойца-большевика.

Открыл он свой гвардейский счет
На берегах Десны,
А сбил двадцатый самолет
В последний день войны.

x x x

Орлова брат — Орлов Степан
На танке воевал
И видел много разных стран —
Где только не бывал!

Четыре "тигра", пять "пантер"
Подбил из пушки он.
Бесстрашный русский офицер
За это награжден.

x x x

Балтиец Николай Орлов,
По счету третий брат,
Был голову сложить готов
За город Ленинград.

Не раз в атаку он водил,
Победу с боем брал,
Его за храбрость наградил
Любимый адмирал.

x x x

Орлов Никита по три дня
Свой цех не оставлял.
"Моей стране нужна броня! —
Он людям заявлял. —

Пусть я живу в тылу сейчас,
От фронта в стороне, —
Мне, как солдату, дан приказ,
Я тоже на войне!"

x x x

Идет в атаку батальон,
Бойцы кричат: "Ура!"
Ползет вперед, услышав стон,
Военная сестра.

Орлова Зоя! Будь горда —
Твой подвиг не забыт,
И орден "Красная Звезда"
Об этом говорит.

x x x

Багровым заревом объят
Широкий горизонт.
Пришел состав, привез солдат
На Белорусский фронт.

Кто под бомбежкой паровоз,
Рискуя жизнью, вел?
Орловой Вере этот пост
Доверил комсомол.

x x x

Сергей Орлов в Берлин входил.
И среди прочих слов
Он на рейхстаге начертил:
"Здесь был Сергей Орлов!"

О славном, боевом пути
Расскажет вам сапер.
Солдатский орден на груди
Он носит до сих пор.

x x x

Огнем немецких батарей
Накрыта высота,
Но не ушел Орлов Андрей
Со своего поста.

В бою не дрогнул коммунист,
Не бросил телефон.
И за отвагу был связист
Медалью награжден.

x x x

Орловой Клаве двадцать лет,
И ей не зря почет:
Что трактористки лучше нет,
Вокруг молва идет.

Она — ударница полей,
И знают на селе,
Что лично сам Калинин ей
Вручал медаль в Кремле.

x x x

Орлов Павлуша — младший брат,
Как школьник, в те года
Не удостоен был наград,
Но это не беда!

И он, как маленький боец,
Был с нами в грозный час —
Он встал к станку, он взял резец
И — выполнил заказ.

x x x

А этот орден носит мать.
— Спасибо! — скажем ей.
Она сумела воспитать
Десятерых детей.

Она сумела заложить
В их души, в их сердца
Порыв Отечеству служить,
Быть стойким до конца,

Пощады от врага не ждать,
Не отступать в бою
И, если нужно, жизнь отдать
За Родину свою!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

БУДЬ ГОТОВ!

Мой читатель! Мой мечтатель!
Я тебя не позабыл!
Ты считай, что твой писатель
Далеко в отъезде был.
Был как будто за границей —
В мире басен…
А теперь
С новой былью сам стучится
К вам, ребята! В вашу дверь!..

x x x

Мчится время полным ходом,
Но у нас, в стране родной,
Не ушли в забвенье годы,
Что отмечены войной.

На уроке в первом классе
Тихо шепчут малыши:
"Год победы помнишь, Вася?
Сорок пятый! Запиши!"

"Сорок первый — сорок пятый!" —
Учит наша детвора.
А для бывшего солдата
Это вроде как вчера…

x x x

Это кто вокруг планеты
В корабле своем летит?
Всем народам шлет приветы,
С целым миром говорит.
Пообедав во Вселенной,
Бортовой ведет дневник…

Это он: обыкновенной,
Сельской школы ученик —
Сын учителя с Алтая,
По фамилии Титов.

Знаешь, клятва есть такая:
"Будь готов!" — "Всегда готов!"?
Дорогую клятву эту
Он сквозь жизнь свою пронес
И сказал, садясь в ракету:
"Я готов!.. Лечу!.. Сбылось!
Я народу благодарен
За доверие ко мне.
Проложил мне путь Гагарин
В этой звездной вышине!"

Видит он в иллюминатор
Школьный глобус — шар земной:
— Прохожу сейчас экватор!
— Вот Сахара подо мной!
— Слышу вас, с Земли, прилично!
— Курса правильно держусь!
— Самочувствие отлично!
До свиданья. Спать ложусь!..

Ту ракету мастерили
Дел советских мастера.
Знать, не зря над ней мудрили
Кандидаты, доктора,
И душою молодые
Академики седые,
И родной рабочий класс,
Всюду радующий нас!

Не одной бессонной ночью
Были дружно сплочены
И ученый, и рабочий —
Мозг народа, цвет страны.
Надо было все расчеты
Наперед предугадать,
Чтоб в неведомых высотах
Неприятностей не ждать.

x x x

Все!
Свершилось!
Приземлился!
Жив, здоров и невредим.
Не сгорел и не разбился!
Лишь немного притомился:
Спать не так, как мы, ложился,
Ел не так, как мы едим…

Космонавты!
Вас встречала
Наша Родина в Кремле —
Положили вы начало
Новой эры на земле.
Все народы, все державы
Знают вас по именам.
Разве мог орел двуглавый
Золотые звезды славы
Принести на крыльях нам?

Да! Посмей назвать отсталой
Ту великую страну,
Что прошла через войну,
Столько бедствий испытала,
Покорила целину,
А теперь такою стала,
Что почти до звезд достала
Перед рейсом на Луну!..

x x x

Я летел над океаном
На стоместном корабле,
Был туристом иностранным
На большой чужой земле.
Я бродил по разным стритам,
Со студентами сидел
И беседовал открыто,
С кем хотел и как хотел.

Видел я искусство зодчих,
Живописцев-мастеров
И творенья рук рабочих —
Небоскребы — будь здоров!
Видел самых бедных нищих —
Оборванцев всех цветов,
И, как гость, входил в жилища
Богатеев всех сортов.

Видел я людей хороших —
Честных, умных, трудовых.
Видел я людей поплоше,
Видел злобных, видел злых.

Видел я дельцов, банкиров —
И таких, что не проймешь!
Для которых дело мира —
Все равно что в сердце нож!

И таких, которым просто
На политику плевать, —
Все их думы, мысли, тосты —
Первым делом: торговать!

Не хочу страну обидеть,
Где в гостях я побывал, —
Я не все успел увидеть,
Очень много прозевал.
Мне не все пришлось по нраву —
По советскому нутру.
Ту богатую державу
За пример я не беру.

Есть хорошие, плохие
Люди в дальней стороне,
Есть такие, что Россию
Видят мысленно в огне —
Разоренной, покоренной,
Потерявшей все права…
Нам не нужно Вашингтона,
Если есть у нас Москва!..

x x x

Мы живем в тревожном мире,
Но не наша в том вина,
Что звучат слова в эфире:
"Гнет", "Агрессия", "Война"…

Неспокойно жить на свете,
На земле любой страны,
Если где-то в кабинете
Созревает план войны,
Принимаются решенья:
Как умножить разрушенья,
Как стереть с лица земли
Все, что люди возвели!

Генералы в Пентагоне
Говорят об обороне.
Оборона? От кого?
Если нас они боятся —
Мы не лезем с ними драться:
Нам хватает своего!

Всевозможные ракеты
Есть, конечно, и у нас.
Мы не делаем секрета
Из того, что ТО и ЭТО
Круглый год — зимой и летом
Наготове! Про запас!

И, однако, мы готовы,
Ради Мира и Труда
С этой техникою новой
Распрощаться навсегда:
Снять посты с ракетных стартов,
Обезвредить бомб запас.
Но и вы сметите с карты
Паутину ваших баз!

Пусть военные заводы
Всех держав замрут навек!
— Вот он, памятник Свободы! —
Скажет мирный Человек!

Нам порой в ночи не спится
Не в предчувствии войны —
Не смыкаются ресницы
От того, чем мы полны —
Не тревогой, не сомненьем
И не страхом нищеты,
А реальным воплощеньем
Самой сказочной мечты.

Если вспомнить дни былые:
Зимний… Смольный… Петроград…
И какой была Россия
Много лет тому назад,
А потом раскрыть газету,
Просто выглянуть в окно, —
Ты увидишь столько света
Там, где было так темно…

Пусть не легок и не гладок
Верный путь, ведущий нас,
Но ничто без неполадок
Не дается в первый раз.

Как ни бились, ни старались
Помешать нам господа —
Так ведь с носом и остались.
Людям — радость, им — беда!..

Наши мирные победы,
Каждый подвиг трудовой
Для врагов — страшней торпеды
В обстановке фронтовой.

x x x

"Коммунизм"!
Какое слово!
Сколько в нем заключено!
Где с надеждой,
где сурово
Произносится оно.
Хлеб для всех.
Сады в пустыне.
Торжество больших идей.
Все равны!
И нет в помине
Обездоленных людей…

Пусть враги за океаном
Не кривят с усмешкой рот —
Это поздно или рано
Все равно произойдет!

Нас на свете миллионы,
Мы в походе не одни —
Боевых друзей знамена
Флагу нашему сродни.

"Коммунизм"!
Нам это слово
Светит ярче маяка.
"Будь готов!" —
"Всегда готовы!"
С нами ленинский ЦК!

С нашей партией любимой
Мы нигде не разделимы —
За народ стоит она,
С нею Родина сильна!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ДЕНЬ РОДИНЫ

(Быль для детей)

Чистый лист бумаги снова
На столе передо мной,
Я пишу на нем три слова:
Слава
партии
родной

x x x

Новой былью начинаю
Я для школьников рассказ.
День Победы вспоминаю —
Чем он в жизни стал для нас.

Не забыть мне этой даты,
Что покончила с войной
Той великою весной.
Победителю-солдату
Сотни раз поклон земной!

Тридцать лет, как миновало
С исторического дня,
А в Берлине, с пьедестала,
Он, отлитый из металла,
Так и смотрит на меня…

Молодое наше племя.
Грозных лет лихое время
Пережили мы давно,
А для вас, ребят, оно
Только в книжках и в кино,

Да еще в рассказах дедов
И в отцовских орденах,
Что задолго до победы
Заработаны в боях.

Ленинградская блокада,
Дни и ночи Сталинграда,
Дон и Курская дуга,
И уже назад — ни шагу! —
Все вперед, вперед к рейхстагу,
Чтобы там добить врага…

И в любом подразделенье
От Генштаба до полка,
И на каждом направленье,
В обороне, в наступленье —
НАШЕЙ ПАРТИИ РУКА!

Повсеместно, ежечасно
Там, где трудно и опасно, —
На отважных погляди! —
КОММУНИСТЫ — ВПЕРЕДИ!

x x x

Бьют часы на Спасской башне,
Провожая день вчерашний.
Говорит стране Москва:
НОВЫЙ ДЕНЬ ВСТУПИЛ В ПРАВА!

От Карпат и до Памира,
В Приамурье, на Двине,
На алмазной трубке Мира —
Новый день по всей стране.

День открытий, день свершений,
Покорения преград,
Выполнения решений
И вручения наград.

x x x

Но нельзя мне в этой были,
Славя день советский свой,
Не сказать, что и над Чили
Тоже день. Но день другой!

В темных камерах зловонных
День, как ночь среди ночей,
Для невинно осужденных,
Обреченных заключенных
В государстве палачей.

Нелегко и неспокойно
Жить в иных чужих краях.
Сколько там людей достойных
Гибнет в тюрьмах и в боях!

Кто заботится о детях
В горемычных странах этих,
Где ни хлеба нет, ни школ
У того, кто бос и гол?

О волнениях в столицах,
Перестрелках на границах
Сообщают нам страницы
Наших утренних газет.

Тут — замучили студента,
Там убили президента…
В мире том законов нет!

x x x

Велико же наше счастье!
Мы живем с тобой в стране,
Где народ стоит у власти,
Преграждая путь войне.

Молодое наше племя!
В наш тревожный, бурный век
В рост поднялся перед всеми
Доброй воли человек —

Скромный труженик и воин,
Патриот и гражданин.
Он уверен, он спокоен,
Потому что не один!

x x x

ПЯТИЛЕТКА! Слово это
Всем теплом страны согрето.
Как в насущный хлеб зерно,
В нашу жизнь вошло оно.

Это значит: год за годом
От завода до села
Труд советского народа
Воплощается в дела:

В миллионы тонн металла,
Чтоб страна сильнее стала,
В миллионы тонн зерна,
Чтоб сыта была она.

Это — уголь, это — руды
И цистерны молока,
Покоренная река,
Ясли, школы и повсюду —
НАШЕЙ ПАРТИИ РУКА!

В добрый час!
Мы смотрим смело
И уверенно вперед.
Что касается до дела,
То его невпроворот!

ТО и ЭТО нужно строить,
Каждым часом дорожить,
Равнодушных беспокоить,
С беспокойными дружить!

И о многом вспоминая,
Что осталось за спиной,
Казахстану и Алтаю
Шлем мы свой поклон земной!

И нефтяников Тюмени
От души благодарим,
Всем рабочим — каждой смене
Мы "СПАСИБО" говорим.

Всем знакомым, незнакомым,
Коммунистам рядовым,
Их обкомам, и райкомам,
И парткомам боевым.

Повсеместно, ежечасно,
Там, где трудно и опасно, —
На отважных погляди! —
КОММУНИСТЫ — ВПЕРЕДИ!

Знают в школах все ребята,
Что в столице в феврале
Собирался
ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ
НАШ
ПАРТИЙНЫЙ СЪЕЗД
В КРЕМЛЕ.

Собирались делегаты,
Нашей партии солдаты, —
Совесть Родины моей,
Что несут сегодня Знамя
В авангарде, перед нами, —
ЗНАМЯ ЛЕНИНСКИХ ИДЕЙ.

Те, кто пашет, те, кто строит,
Ищет нефть, каналы роет,
Службу в армии несет —
От глубин и до высот;
Кто алмазы добывает,
За ягнятами глядит,
Путь к планетам пробивает
И страной руководит.

x x x

Рядом гости-иностранцы,
Партий дружеских посланцы:
Финн, поляк, француз и чех.
Перечислить трудно всех!

Вместе с ними ветераны
Грозных классовых боев
Из далеких, чужестранных,
Обездоленных краев.

С ними нас объединило
То, что цель у нас одна,
А в единстве — наша сила,
Что в борьбе закалена.

Повсеместно, ежечасно,
Там, где трудно и опасно, —
На отважных погляди! —
КОММУНИСТЫ ВПЕРЕДИ!

x x x

У меня перед глазами
Зал Кремлевского дворца.
Выступает перед нами
Человек с душой бойца.

Человек партийной чести,
Он не раз бывал в бою
И вошел со мною вместе
В биографию мою.

Мы следим за каждым словом,
И доклад его таков,
Что ему внимать готовы
Люди всех материков,
Люди разных поколений
Всех народов, наций, рас…

Что сказать мне юной смене?
Был бы жив великий Ленин,
Ленин был бы горд за нас!
ЛЕНИН С НАМИ И СЕЙЧАС!

1976
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПЕСНЯ ПИОНЕРОВ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Отцы о свободе и счастье мечтали,
За это сражались не раз.
По ленинским планам они создавали,
Отечество наше для нас.

Готовься в дорогу на долгие годы,
Бери с коммунистов пример,
Работай, учись и живи для народа,
Советской страны пионер!

Мы юные ленинцы! Нас миллионы,
Веселых и дружных ребят!
Слова золотые на наших знаменах
Заветным призывом звучат.

Готовься в дорогу на долгие годы,
Бери с коммунистов пример,
Работай, учись и живи для народа,
Советской страны пионер!

Мы ценим отважных, мы любим задорных,
Мы крепкою дружбой сильны!
Для нас нет ни белых, ни желтых, ни черны —
Для нас все ребята равны!

Готовься в дорогу на долгие годы,
Бери с коммунистов пример,
Работай, учись и живи для народа,
Советской страны пионер!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ВЕСЕЛОЕ ЗВЕНО

По улицам шагает
Веселое звено,
Никто кругом не знает,
Куда идет оно.
Друзья шагают в ногу,
Никто не отстает,
И песни всю дорогу
Тот, кто хочет, тот поет.

Если песенка всюду поется,
Если песенка всюду слышна,
Значит, с песенкой легче живется,
Значит, песенка эта нужна!

Друзья идут купаться —
И плавать и нырять,
На пляже кувыркаться,
Играть и загорать.
И можно все дороги
На свете обойти, —
Дружней звена не встретить
И счастливей не найти.

Если песенка всюду поется,
Если песенка всюду слышна,
Значит, с песенкой легче живется,
Значит, песенка эта нужна!

Таким друзьям на свете
Не страшно ничего:
Один за всех в ответе,
И все за одного.
А если кто споткнется,
В дороге упадет,
Он встанет, улыбнется
И по-прежнему споет!

Если песенка всюду поется,
Если песенка всюду слышна,
Значит, с песенкой легче живется,
Значит, песенка эта нужна!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

МОЙ ДРУГ

В Казани он — татарин,
В Алма-Ате — казах,
В Полтаве — украинец
И осетин — в горах.

Он в тундре — на оленях,
В степи — на скакуне,
Он ездит на машинах,
Он ходит по стране.

Интересно:   Поэмы Михалков

Живет он в каждом доме,
В кибитке и в избе,
Ко мне приходит в гости,
Является к тебе.

Он с компасом в кармане
И с глобусом в руках,
С линейкою под мышкой,
Со змеем в облаках.

Он летом — на качелях,
Зимою — на коньках,
Он ходит на ходулях
И может на руках.

Он ловко удит рыбу
И в море и в реке —
В Балтийском и в Каспийском,
В Амуре и в Оке.

Он летчик-испытатель
Стремительных стрекоз,
Он физик и ботаник,
Механик и матрос.

Его дворцы в столицах,
Его Артек в Крыму.
Все будущее мира
Принадлежит ему!

Он честен и бесстрашен
На суше и в воде —
Товарища и друга
Не бросит он в беде.

Он гнезд не разоряет,
Не курит и не врет,
Не виснет на подножках,
Чужого не берет.

Он красный галстук носит,
Ребятам всем в пример.
Он — девочка, он — мальчик,
Он — юный пионер!

В трамвай войдет калека,
Старик войдет в вагон —
И старцу и калеке
Уступит место он.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ВАЖНЫЙ ДЕНЬ

Белый листик с цифрой красной!
Это значит — выходной!
Это — солнечный и ясный,
Первомайский день весной!

Много дней таких желанных
В феврале и в ноябре,
Красных чисел долгожданных
В отрывном календаре!

Этим дням ребята рады,
Этих чисел ждут они,
Потому что все парады
Происходят в эти дни.

Но средь многих воскресений
И особых дней в году
Есть обычный день осенний
В славном праздничном ряду.

Красной цифрой не отмечен
Этот день в календаре
И флажками не расцвечен
Возле дома, на дворе.

По одной простой примете
Узнаем мы этот день:
По идущим в школу детям
Городов и деревень,

По веселому волненью
На лице учеников,
По особому смущенью
Семилетних новичков…

И пускай немало славных
Разных дней в календаре,
Но один из самых главных —
Самый первый в сентябре!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

СОБЫТИЕ

В снегу стояла елочка —
Зелененькая челочка,
Смолистая,
Здоровая,
Полутораметровая.

Произошло событие
В один из зимних дней:
Лесник решил срубить ее —
Так показалось ей.

Она была замечена,
Была окружена…
И только поздно вечером
Пришла в себя она.

Какое чувство странное!
Исчез куда-то страх…
Фонарики стеклянные
Горят в ее ветвях.

Сверкают украшения —
Какой нарядный вид!
При этом, без сомнения,
Она в лесу стоит.

Несрубленная! Целая!
Красива и крепка!..
Кто спас, кто разодел ее?
Сынишка лесника!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ШКОЛА

То было много лет назад.
Я тоже в первый раз
С толпою сверстников-ребят
Явился в школьный класс.

Мне тоже задали урок
И вызвали к доске,
И я решал его как мог,
Держа мелок в руке.

Умчались школьные года,
И не догонишь их.
Но я встречаю иногда
Товарищей своих.

Один — моряк, другой — танкист,
А третий — инженер,
Четвертый — цирковой артист,
А пятый — землемер,

Шестой — полярный капитан,
Седьмой — искусствовед,
Восьмой — наш диктор, Левитан,
Девятый — я, поэт.

И мы, встречаясь, всякий раз
О школе говорим…
— Ты помнишь, как учили нас
И как не знал я, где Кавказ,
А ты не знал, где Крым?

Как я старался подсказать,
Чтоб выручить дружка,
Что пятью восемь — сорок пять
И что Эльбрус — река?

Мы стали взрослыми теперь,
Нам детства не вернуть.
Нам школа в жизнь открыла дверь
И указала путь.

Но, провожая в школьный класс
Теперь своих детей,
Мы вспоминаем каждый раз
О юности своей,

О нашей школе над рекой,
О классе в два окна.
На свете не было такой
Хорошей, как она!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПОД НОВЫЙ ГОД

Говорят: под Новый год
Что ни пожелается —
Все всегда произойдет,
Все всегда сбывается.

Могут даже у ребят
Сбыться все желания,
Нужно только, говорят,
Приложить старания.

Не лениться, не зевать
И иметь терпение,
И ученье не считать
За свое мучение.

Говорят: под Новый год
Что ни пожелается —
Все всегда произойдет,
Все всегда сбывается.

Как же нам не загадать
Скромное желание —
На "отлично" выполнять
Школьные задания,

Чтобы так ученики
Стали заниматься,
Чтобы двойка в дневники
Не смогла пробраться!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

СВЕТЛАНА

Ты не спишь,
Подушка смята,
Одеяло на весу…
Носит ветер запах мяты,
Звезды падают в росу.
На березах спят синицы,
А во ржи перепела…

Почему тебе не спится?
Ты же сонная легла!

Ты же выросла большая,
Не боишься темноты…
Может, звезды спать мешают?
Может, вынести цветы?

Под кустом лежит зайчиха,
Спать и мы с тобой должны.
Друг за дружкой
Тихо-тихо
По квартирам ходят сны.

Где-то плещут океаны,
Спят медузы на волне.
В зоопарке пеликаны
Видят Африку во сне.
Черепаха рядом дремлет,
Слон стоит, закрыв глаза.
Снятся им родные земли
И над землями гроза.

Ветры к югу повернули,
В переулках — ни души,
Сонно на реке Амуре
Шевельнулись камыши,
Тонкие качнулись травы,
Лес как вкопанный стоит…

У далекой
У заставы
Часовой в лесу не спит.
Он стоит —
Над ним зарницы,
Он глядит на облака:
Над его ружьем границу
Переходят облака.
На зверей они похожи,
Только их нельзя поймать…

Спи. Тебя не потревожат.
Ты спокойно можешь спать.
Я тебя будить не стану:
Ты до утренней зари
В темной комнате,
Светлана,
Сны веселые смотри.

От больших дорог усталый,
Теплый ветер лег в степи.
Накрывайся одеялом,
Спи…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

НАХОДКА

Я выбежал на улицу,
По мостовой пошел,
Свернул налево за угол
И кошелек нашел.

Четыре отделения
В тяжелом кошельке.
И в каждом отделении
Пятак на пятаке.

И вдруг по той же улице,
По той же мостовой
Идет навстречу девочка
С поникшей головой.

И грустно смотрит под ноги,
Как будто по пути
Ей нужно что-то важное
На улице найти.

Не знает эта девочка,
Что у меня в руке
Ее богатство медное
В тяжелом кошельке.

Но тут беда случается,
И я стою дрожа:
Не нахожу в кармане я
Любимого ножа.

Четыре острых лезвия
Работы не простой,
Да маленькие ножницы,
Да штопор завитой.

И вдруг я вижу: девочка
Идет по мостовой,
Мой ножик держит девочка
И спрашивает: — Твой?

Я нож беру уверенно,
Кладу в карман его.
Проходит мимо девочка,
Не знает ничего.

И грустно смотрит под ноги,
Как будто по пути
Ей нужно что-то важное
На улице найти.

Не знает эта девочка,
Что у меня в руке
Ее богатство медное
В тяжелом кошельке.

Я бросился за девочкой,
И я догнал ее,
И я спросил у девочки:
— Твое? Скажи, твое?

— Мое, — сказала девочка. —
Я шла, разиня рот.
Отдай! Я так и думала,
Что кто-нибудь найдет.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

СМЕНА

День был весенний,
Солнечный,
Ясный.
Мчались машины
По площади Красной.
Мчались машины
К невидимой цели,
В каждой из них
Пассажиры сидели.

В "ЗИЛе-110", в машине зеленой,
Рядом с водителем — старый ученый.
В "Чайке" — седой генерал-лейтенант,
Рядом с шофером — его адъютант.
В бежевой "Волге" — шахтер из Донбасса,
Знатный забойщик высокого класса.
В серой "Победе" — известный скрипач
И в "Москвиче" — врач.

Шины машин
По брусчатке шуршат.
Время не ждет.
Пассажиры спешат:
Кто в академию
На заседание,
Кто на футбольное состязание,
Кто посмотреть из машины столицу,
Кто на концерт,
Кто на службу в больницу.

Вдруг впереди
Тормоза завизжали —
Это шоферы педали нажали:
Черные,
Белые,
Желтые,
Синие
Остановились машины у линии.
Остановились.
Стоят.
Не гудят.
А из машин пассажиры глядят.
Ждут пассажиры,
Водители ждут —
Мимо машин ребятишки идут!

По пешеходной
Свободной
Дорожке
Топают,
Топают,
Топают ножки —
Маленьким гражданам
Детского сада
Здесь перейти
Эту улицу надо.

Дети проходят,
А взрослые ждут —
Ждут уже пять с половиной минут!
Ждут.
Не шумят.
Никого не ругают —
Это же наши ребята шагают!
Наши защитники дела Советов!
Наши рабочие!
Наши поэты!
Учителя,
Агрономы,
Артисты!
Воины!
Ленинцы!!
Коммунисты!!!
Каждому ясно:
Ну как же не ждать,
Будущей смене дорогу не дать!

Дети прошли.
Постовой обернулся:
— Добрая смена! —
И сам улыбнулся.
— Смена! —
Кивнул постовому шофер.

— Смена! —
Промолвил с улыбкой шахтер.
— Сила народа! —
Ученый сказал.
"Слава!" —
Подумал седой генерал.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ХРУСТАЛЬНАЯ ВАЗА

(Быль)

Три девочки — три школьницы
Купили эту вазу.
Искали,
Выбирали,
Нашли ее не сразу —
Овальную,
Хрустальную,
Чудесного стекла.
Из тех, что в магазине
Стояли на витрине,
Овальная,
Хрустальная —
Она одна была.

Сперва, от магазина,
Несла покупку Зина,
А до угла бульвара
Несла ее Тамара.
Вот у Тамары Женя
Берет ее из рук,
Неловкое движение —
И вдруг…
В глазах подруг
Туманом застилаются
И небо, и земля,
А солнце отражается
В осколках хрусталя.

Три девочки — три школьницы
Стоят на мостовой.
К трем девочкам — к трем школьницам
Подходит постовой:

— Скажите, что случилось?
— Разби… разби… разбилась!

Три школьницы рыдают
У Кировских ворот.
Подружек окружает
Взволнованный народ:

— Скажите, что случилось?
— Разби… разби… разбилась!
— Скажите, что случилось?
Что здесь произошло?
— Да, говорят, разбилось
Какое-то стекло!

— Нет! Не стекло, а ваза! —
Все три сказали сразу. —
Подарок мы купили.
Нас выбрал пятый класс.
Подарок мы купили,
Купили и… разбили!
И вот теперь ни вазы,
Ни денег нет у нас!

— Так вот какое дело! —
Толпа тут загудела.
— Не склеишь эти части! —
Сказал один шофер.
— Действительно, несчастье! —
Заметил старый мастер.
И, на осколки глядя,
Вздохнул огромный дядя —
Заслуженный боксер.

В том самом магазине,
Где вазы на витрине,
В громадном магазине
Людей полным-полно.

От летчика-майора
До знатного шахтера —
Кого там только нету!
А нужно всем одно.

Под звонким объявлением
"СТЕКЛО, ХРУСТАЛЬ, ФАРФОР"
Большое оживление —
Идет горячий спор:

— Пожалуйста, граненую!
— Не эту, а зеленую!
— Не лучше ли, товарищи,
Из красного стекла?
— Вот эту, что поближе,
Которая пониже!
— Что скажете, товарищи?
Не слишком ли мала?

Шоферу ваза нравится —
Зеленая красавица.
А летчику — прозрачная,
Как голубой простор.
— А я бы выбрал эту,
Красивей вазы нету! —
Сказал майору вежливо
Заслуженный боксер.

Три юных пятиклассницы
Сидят, переживая,
Что их везет трехтонная
Машина грузовая.

Дает проезд машине
Знакомый постовой,
Тамаре, Жене, Зине
Кивает головой.

А девочки в волнении,
Одна бледней другой:
В кабине, на сидении, —
Подарок дорогой!

— Нельзя ли чуть потише,
Товарищ дядя Гриша! —
Водителю подруги
В окошечко стучат.

Шофер в ответ смеется:
— У нас не разобьется!
У нас другой порядок —
Не как у вас, девчат!

Учительнице скромной
За труд ее огромный
К шестидесятилетию —
В большое торжество —
В просторном школьном зале
Три школьницы вручали
Подарок драгоценный.
Подарок?
От кого?

От штатских и военных —
Людей обыкновенных,
Простых советских граждан,
Что меж собой дружны.
От нашего народа,
Что крепнет год от года.
От пионеров,
Школьников —
От всех детей страны!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК

Я познакомить с ним могу —
Он целый день на берегу.

Мы к морю спустимся с тобой
Знакомой мне тропой,
И мы сойдем на край земли,
Шершавый и рябой.

Ты смело на берег ступи
И за скалу зайди.
Четыре шлюпки на цепи
Увидишь впереди.
Четыре шлюпки на цепи —
Смотри ногой не зацепи!

Ты обещаешь ничего
Не спрашивать его,
Не лезть к сетям и парусам,
Ко всем другим снастям.

Он все тебе покажет сам,
Он все тебе расскажет сам,
Как всем своим гостям.

А что он может показать?
Он может показать,
Как два конца каната взять,
Морским узлом связать,
Как ловят крабов между скал,
Которых ты искал,
И как в воде держать весло,
Чтобы в Стамбул не унесло.

Он спустит шлюпку на волну,
Из четырех одну,
И только крикнет: "Эй, смотри
Воды не набери!
Ровней сиди, правей бери,
Под солнцем не сгори!"

А если шлюпку унесет
И ты хлебнешь воды
И если он тебя спасет —
Двухсотым будешь ты!
Сто девяносто девять раз
Он говорил: "Ну вот,
Какое дело! Спас так спас!
И человек живет!"

Постой! Мне кажется, сейчас
Он сам сюда идет.
К нему я первый подойду,
А ты уже за мной…
Ты слышишь, как у нас в саду
Запахло вдруг волной?
>>> к списку
>>> на отдельной странице

АРКАДИЙ ГАЙДАР

Любимых детских книг творец
И верный друг ребят,
Он жил, как должен жить боец,
И умер, как солдат.

Ты повесть школьную открой —
Гайдар ее писал:
Правдив той повести герой
И смел, хоть ростом мал.

Прочти гайдаровский рассказ
И оглянись вокруг:
Живут сегодня среди нас
Тимур, и Гек, и Чук.

Их по поступкам узнают.
И это не беда,
Что по-гайдаровски зовут
Героев не всегда.

Страницы честных, чистых книг
Стране оставил в дар
Боец, Писатель, Большевик
И Гражданин — Гайдар…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ОДНА РИФМА

Шел трамвай десятый номер
По бульварному кольцу.
В нем сидело и стояло
Сто пятнадцать человек.

Люди входят и выходят,
Продвигаются вперед.
Пионеру Николаю
Ехать очень хорошо.

Он сидит на лучшем месте —
Возле самого окна.
У него коньки под мышкой:
Он собрался на каток.

Вдруг на пятой остановке,
Опираясь на клюку,
Бабка дряхлая влезает
В переполненный вагон.

Люди входят и выходят,
Продвигаются вперед.
Николай сидит скучает,
Бабка рядышком стоит.

Вот вагон остановился
Возле самого катка,
И из этого вагона
Вылезает пионер.

На свободное местечко
Захотелось бабке сесть,
Оглянуться не успела —
Место занято другим.

Пионеру Валентину
Ехать очень хорошо,
Он сидит на лучшем месте,
Возвращается с катка.

Люди входят и выходят,
Продвигаются вперед.
Валентин сидит скучает,
Бабка рядышком стоит.

Этот случай про старушку
Можно дальше продолжать,
Но давайте скажем в рифму:
— Старость нужно уважать!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ВЕСЕЛЫЙ ТУРИСТ

Крутыми тропинками в горы,
Вдоль быстрых и медленных рек,
Минуя большие озера,
Веселый шагал человек.

Четырнадцать лет ему было,
И нес он дорожный мешок,
А в нем полотенце и мыло
Да белый зубной порошок.

Он встретить в пути не боялся
Ни змей, ни быков, ни собак,
А если встречал, то смеялся
И сам приговаривал так:

— Я вышел из комнаты тесной,
И весело дышится мне.
Все видеть, все знать интересно,
И вот я хожу по стране.

Он шел без ружья и без палки
Высокой зеленой травой.
Летали кукушки да галки
Над самой его головой.

И даже быки-забияки
Мычали по-дружески: "М-му!"
И даже цепные собаки
Виляли хвостами ему.

Он шел по тропам и дорогам,
Волков и медведей встречал,
Но зверь человека не трогал,
А издали только рычал.

Он слышал и зверя и птицу,
В колючие лазил кусты.
Он трогал руками пшеницу,
Чудесные нюхал цветы.

И туча над ним вместо крыши,
А вместо будильника — гром.
И все, что он видел и слышал,
В тетрадку записывал он.

А чтобы еще интересней
И легче казалось идти,
Он пел, и веселая песня
Ему помогала в пути.

И окна в домах открывали,
Услышав — он мимо идет,
И люди ему подпевали
В квартирах, садах, у ворот.

И весело хлопали дверью
И вдруг покидали свой дом.
И самые хищные звери
Им были в пути нипочем.

Шли люди, и было их много,
И не было людям числа.
За ними по разным дорогам
Короткая песенка шла:

"Нам путь незнакомый не страшен,
Мы смело пройдем ледники,
С веселою песенкой нашей
Любые подъемы легки".

И я эту песню услышал,
Приятеля голос узнал,
Без шапки на улицу вышел
И песенку эту догнал.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПУТИ-ДОРОГИ

Как нитка-паутиночка,
Среди других дорог
Бежит, бежит тропиночка,
И путь ее далек.
Бежит, не обрывается,
В густой траве теряется,
Где в гору поднимается,
Где под гору спускается
И путника усталого —
И старого и малого —
Ведет себе, ведет…

В жару такой тропинкою
Идешь, идешь, идешь,
Уморишься, намаешься —
Присядешь, отдохнешь;
Зеленую былиночку
В раздумье пожуешь
И снова на тропиночку
Встаешь.

Тропинка продолжается,
Опять в траве теряется,
Опять в овраг спускается,
Бежит через мосток
И в поле выбирается,
И в поле вдруг кончается —
В родной большак вливается,
Как в реку ручеек.

Асфальтовое, новое,
Через леса сосновые,
Через луга медовые,
Через поля пшеничные,
Полянки земляничные, —
Во всей своей красе, —
Дождем умыто, росами,
Укатано колесами,
Раскинулось шоссе!

Идет оно от города,
Ведет оно до города,
От города до города
Иди себе, иди,
По сторонам поглядывай,
Названья сел угадывай,
Что будут впереди.

Устанешь — место выберешь,
Присядешь отдохнуть,
Глядишь — дорогой дальнею
И катит кто-нибудь.
Привстанешь, чтоб увидели,
Попросишь подвезти.
Эх, только б не обидели
И взяли по пути!..

И старыми и новыми
Колесами, подковами
И тысячами ног
Укатанных, исхоженных,
По всей стране проложенных
Немало их, дорог —
Тропинок и дорог!

Веселые, печальные,
То ближние, то дальние,
И легкие, и торные,
Извилистые горные,
Прямые пешеходные,
Воздушные и водные,
Железные пути…
Лети!..
Плыви!..
Кати!..
>>> к списку
>>> на отдельной странице

О ЧЕМ НЕ ЗНАЕТ АЭРОФЛОТ

Жил на большом аэродроме
Пернатый маленький плебей —
В моторном рокоте и громе
Познавший счастье Воробей.

По расписанию полетов
Все самолеты он встречал
И друг от друга всех пилотов
По приземленью различал.

Уже с утра на летном поле
Среди воздушных кораблей,
Он не мечтал о лучшей доле,
Аэродромный Воробей.

Он жил в родном, привычном мире,
И вдруг на ум взбрело ему
На корабле "ТУ-104"
В полет пуститься самому.

Был рейс как рейс. Но с рейсом этим
Среди других летел в Каир,
Вне списка, восемьдесят третий
На борт попавший пассажир.

Он без билета и без визы
В края далекие летел,
Бросая этим дерзкий вызов
Всем министерствам разных дел.

Страсть к путешествиям — отрава!
Москва — Париж, Москва — Бомбей,
Москва — Кабул, Москва — Варшава
Теперь летает Воробей.

Его не кормят стюардессы,
За ним не числится багаж,
В пути его живого веса
Не ощущает экипаж.

О том, что наши самолеты,
Как зайца, возят Воробья,
Не знает штат Аэрофлота,
Но, как ни странно, знаю я!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

КАК СКВОРЕЦ ЛЕТЕЛ ДОМОЙ…

Скворец летел к себе домой,
Летел дорогою прямой.
Он изучил за много лет
Ее по множеству примет.

Четыре дня лететь скворцу.
Лишь на последний день, к концу,
Увидеть должен он с небес
Изогнутый подковой лес,
За лесом речки берега.
А там знакомые луга,
А за лугами тот колхоз,
Где он птенцом когда-то рос,
И в том колхозе, в том селе,
Его скворечня на ветле…

И день и ночь скворец летел.
Устал бедняга, похудел.
Четвертый день идет к концу —
Пора и дома быть скворцу.
Но что за чудо из чудес?
Он под собою видит лес,
Но лес, что так ему знаком,
Стоит на берегу морском,
И в берег плещется прибой
Воды прозрачно-голубой…

Скворец над морем сделал круг:
Здесь должен быть колхозный луг!
Скворец туда, скворец сюда —
Вода!..
Вода!..
Вода!..
Беда!..
Кругом — вода! Куда лететь?
Куда лететь? Где жить? Где петь?..
"В родные я летел края —
Не мог с дороги сбиться я!"

И вдруг скворец услышал: "Кряк!
Ты зря волнуешься, земляк!
Чем тратить столько лишних сил,
Ты нас бы лучше расспросил.
Нет, не ошибся ты в пути,
Ты только дальше пролети.
Там, за водой, среди берез
Найдешь ты свой родной колхоз,
И новый дом, и новый сад.
Скворцы теперь туда летят.
А здесь — простор! И путь готов
Для нас и для морских судов…"

Скворец дослушал двух чирков
И взвился выше облаков…
Вот через море, наконец,
Перелетел весны гонец
И увидал среди берез
На новом месте свой колхоз.

И ждал скворца в колхозе том
В любом дворе готовый дом.
И не скворечню, а… дворец
Облюбовал себе скворец!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ОБЛАКА

Облака,
Облака —
Кучерявые бока,
Облака кудрявые,
Целые,
Дырявые,
Легкие,
Воздушные —
Ветерку послушные…
На полянке я лежу,
Из травы на вас гляжу.
Я лежу себе — мечтаю:
Почему я не летаю
Вроде этих облаков,
Я — писатель Михалков?!

Это было бы чудесно,
Чрезвычайно интересно,
Если б облако любое
Я увидел над собою
И — движением одним
Оказался рядом с ним!

Это вам не самолет,
Что летает "до" и "от" —
"От" Москвы "до" Еревана
Рейсом двести двадцать пять…

Облака в любые страны
Через горы, океаны
Могут запросто летать:
Выше, ниже — как угодно!
Темной ночью — без огня!
Небо — все для них свободно
И в любое время дня.

Скажем, облако решило
Посмотреть Владивосток
И — поплыло,
И поплыло…
Дул бы в спину ветерок!..

Плохо только, что бывает
Вдруг такая ерунда:
В небе облако летает,
А потом возьмет растает,
Не оставив и следа!

Я не верю чудесам,
Но такое видел сам!
Лично!
Лежа на спине.
Даже страшно стало мне!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ТРИ ВЕТРА

Три Ветра — три брата
По свету гуляли,
По свету гуляли —
Покоя не знали.
Не знали покоя
Себе на забаву,
Но разные были
По силе и нраву.

Был младший из братьев
И ласков и тих,
И был он слабее
Двух братьев своих.
Он целыми днями
На воле резвился,
Он пылью дорожной
На травы ложился,
Сдувал одуванчики,
Трогал былинки
И в ельнике частом
Качал паутинки.
И было беспечным
Его дуновенье,
И было неслышным
Его появленье.

У среднего брата
Работы хватало,
Упрямства и силы
В нем было немало.
Любил потрепать он
Бумажного змея
И шапку сорвать
С головы ротозея.

Он дул-задувал,
Расходился на воле,
И мельницы в поле
Пшеницу мололи,
Столетних деревьев
Качались вершины,
На водную гладь
Набегали морщины,
И парусной лодке
Давал он движенье,
И было заметным
Его появленье.

Был третий, был старший
Из братьев Ветров
В своем удальстве
И жесток и суров.
Он знойным песком
Засыпал караваны,
Назло морякам
Волновал океаны.
И было, как видно,
Ему не впервые
Ломать, как тростинки,
Дубы вековые
И, крыши срывая,
Врываться в жилища.
Его называли
Ветрило! Ветрище!
Владел им бессмысленный
Дух разрушенья,
И было внезапным
Его появленье.

Три Ветра, три брата,
Гуляли по свету,
Но раз на рассвете
Попались поэту.
И младшего Ветра,
Найдя его в поле,
Поэт подчинил
Своей мысли и воле:
Заставил его
Над рекою спуститься,
Пройти камышами,
Остыть, охладиться,
Чтоб людям уставшим,
За труд их в награду,
Нести на привалы
Живую прохладу.

И среднему брату
Пришлось покориться.
Он должен был в путь
Над землею пуститься,
В пути собирать
Облака дождевые,
Вести их на юг,
За хребты снеговые,
В края, где колосья,
Зерно наливая,
Недвижно стояли,
Томясь, изнывая.

А старшего Ветра,
Последнего брата,
Поэт наш осилил
Упорством солдата.

И, как он ни рвался
И чем ни грозился,
За братьями следом
И он подчинился.
Поэт ему дал
Направленье, заданье,
Вселил в него радостный
Дух созиданья
И к людям заставил
Пойти в подчиненье…

Вот так
Получается
Стихотворенье.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

БЕЛЫЕ СТИХИ

Снег кружится,
Снег ложится —
Снег! Снег! Снег!
Рады снегу зверь и птица,
И, конечно, человек!
Рады серые синички:
На морозе мерзнут птички.
Выпал снег — упал мороз!

Кошка снегом моет нос.
У щенка на черной спинке
Тают белые снежинки.
Тротуары замело,
Все вокруг белым-бело:
Снего-снего-снегопад!
Хватит дела для лопат,
Для лопат и для скребков,
Для больших грузовиков.

Снег кружится,
Снег ложится —
Снег! Снег! Снег!
Рады снегу зверь и птица,
И, конечно, человек!

Только дворник, только дворник
Говорит: — Я этот вторник
Не забуду никогда!
Снегопад для нас — беда!
Целый день скребок скребет,
Целый день метла метет.
Сто потов с меня сошло,
А кругом опять бело!
Снег! Снег! Снег!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

СТУЖА

Январь врывался в поезда,
Дверные коченели скобы.
Высокой полночи звезда
Сквозь тучи падала в сугробы.
И ветер, в ельниках гудя,
Сводил над городами тучи
И, чердаками проходя,
Сушил ряды простынь трескучих.

Он птицам скашивал полет,
Подолгу бился под мостами
И уходил.
Был темный лед
До блеска выметен местами.

И только по утрам густым
Ложился снег, устав кружиться.
Мороз.
И вертикальный дым
Стоит над крышами столицы.

И день идет со всех сторон.
И от заставы до заставы
Просвечивают солнцем травы
Морозом схваченных окон.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ЛЫЖНЯ И ПЕНЬ

Я шел по снежной целине,
Легко и трудно было мне,
И за спиною у меня
Ложилась свежая лыжня.
Через полянки, по кустам,
На горку здесь, под горку там —
Я шел на лыжах полчаса.
И вдруг услышал голоса!

И вижу: справа от меня —
Другая свежая лыжня…
И я подумал:
"Догоню!"
И перешел на ту лыжню.

Я встал на новую лыжню —
И вышел я к большому пню…

Опять бегу я по кустам,
На горку здесь, под горку там —
И выхожу к тому же пню,
На ту же самую лыжню…
И так весь день,
и так весь день:
Лыжня и пень!
Лыжня и пень!

Ну что за хитрая лыжня:
Весь день дурачила меня!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ЛИВЕНЬ

Тяжелые росли сады
И в зной вынашивали сливы,
Когда ворвался в полдень ливень
Со всей стремительностью молний
В паденье грома и воды.

Беря начало у горы,
Он шел, перекосив пространства;
Рос и свое непостоянство,
Перечеркнув стволы деревьям,
Нес над плетнями во дворы.

Он шел, касаясь тополей,
На земли предъявляя право,
И перед ним ложились травы,
И люди отворяли окна,
И люди говорили: "Ливень,
Необходимый для полей!"

Он шел качаясь.
Перед ним
Бежали пыльные дороги,
Вставали ведра на пороге;
Хозяйка выносила фикус,
В пыли казавшийся седым.

Рожденный под косым углом,
Он шел как будто в наступление
На мир,
На каждое селенье,
И каждое его движенье
Сопровождал весомый гром.

Давила плотность облаков,
Дымились теплые болота,
Полями проходила рота,
И за спиной у пехотинцев
Вода стекала со штыков.

Он шел на пастбища, и тут
Он вдруг иссяк, и стало слышно,
Как с тополей сперва на крыши
Созревшие слетают капли,
Просвечивая на лету.

И ливня не вернуть назад,
И снова на заборах птицы,
И только в небе над станицей
На фюзеляже самолета
Еще не высохла гроза.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

МОРЕ И ТУЧА

Говорило Море Туче,
Той, что ливень пролила:
— Эй ты, Туча! Что ж ты лучше
Места выбрать не могла?

Отвечала Морю Туча:
— Я у всех морей в долгу!
И сегодня выпал случай:
Расплатилась чем могу!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

СКВОРЕЦ

Живет у нас под крышей
Непризнанный артист,
И целый день мы слышим
Художественный свист.

Еще в полях туманы,
Еще роса блестит,
А он, проснувшись рано,
Уже вовсю свистит.

Свистит не славы ради,
Не ради всяких благ,
А просто в небо глядя,
От сердца! Просто так!

Выводит он рулады
По нескольку минут…
Не требуя награды
За свой талант и труд.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

БУДЬ ЧЕЛОВЕКОМ

В лесу мурашки-муравьи
Живут своим трудом,
У них обычаи свои
И муравейник — дом.

Миролюбивые жильцы
Без дела не сидят:
С утра на пост бегут бойцы,
А няньки в детский сад.

Рабочий муравей спешит
Тропинкой трудовой,
С утра до вечера шуршит
В траве и под листвой.

Ты с палкой по лесу гулял
И муравьиный дом,
Шутя, до дна расковырял
И подпалил потом.

Покой и труд большой семьи
Нарушила беда.
В дыму метались муравьи,
Спасаясь кто куда.

Трещала хвоя. Тихо тлел
Сухой, опавший лист.
Спокойно сверху вниз смотрел
Жестокий эгоист…

За то, что так тебя назвал,
Себя я не виню, —
Ведь ты того не создавал,
Что предавал огню.

Живешь ты в атомный наш век
И сам — не муравей,
Будь Человеком, человек,
Ты на земле своей!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПРО СОМА

Широка и глубока
Под мостом текла река.
Под корягой
Под мостом
Жил в реке усатый сом.

Он лежал на дне
Часами,
Шевелил во сне
Усами.

А на берегу реки
Жили-были рыбаки.
В дождь и в солнечные дни
Сети ставили они.

И спросонья
На рассвете
Заходила рыба в сети.
Попадался карп горбатый,
Попадался — пропадал.

Только сом,
Большой,
Усатый,
Никогда не попадал.

Он лежал,
И, кроме ила,
Кроме всяческой еды,
Над его корягой было
Метров пять речной воды.

Говорит один рыбак:
— Не поймать сома никак.
Или снасти не крепки?
Или мы не рыбаки?
Неужели в этот раз
Он опять уйдет от нас?

За рекой стада мычат,
Петухи к дождю кричат.
Сеть лежит на берегу,
Из нее усы торчат.

Говорит один рыбак:
— Ну, поймали кое-как.
Шевельнув сома ногой,
— Не уйдет, — сказал другой.

Но свернулся колесом
И хвостом ударил сом.
Вспомнил речку голубую,
Вспомнил рыбку молодую
Да в корягу под мостом —
И ушел.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

УНЫЛЫЙ ГРАЖДАНИН

Жужжит пчела — она летит
На свой медовый луг.
Передвигается, кряхтит,
Ползет куда-то жук.

Висят на нитке паучки,
Хлопочут муравьи,
Готовят на ночь светлячки
Фонарики свои.

Остановись! Присядь!
Нагнись
И под ноги взгляни!
Живой живому удивись:
Они ж тебе сродни!

Не так ли щепочку свою
Мы тащим в общий дом
И шепчем брату-муравью:
— Крепись, браток! Дойдем!

Иной, что сеть свою плетет,
Не схож ли с пауком?
Вот этот ползает, а тот
Порхает мотыльком.

А ты меж них и мимо них,
А иногда по ним
Шагаешь на своих двоих,
Унылый гражданин…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПЕЧАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

Много лет, за годом год,
Из глубин соленых вод
Как затворница-монашка
Выплывала Черепашка.

Двести лет жила она
Одинешенька-одна:
Двести лет без папы с мамой.
(Результат семейной драмы!)

Папа жил у черепах
На Канарских островах,
Мама с младшею сестренкой
Далеко, за Амазонкой.

На исходе двух столетий,
А точней — под Новый год
Черепашку как-то встретил
Одинокий Бегемот.

Бегемот вполне приличный —
В меру толстый и большой,
Энергичный, симпатичный
И с отзывчивой душой.

Черепашка на песочке
Спит за камешком, в тенечке,
Бегемот вблизи лежит —
Черепашку сторожит.

Черепашка заболеет —
Бегемот ее жалеет.
Захворает Бегемот —
Черепашка слезы льет.

Было чуткое вниманье,
Нежность, преданность была…
Но однажды на свиданье
Черепашка не пришла.

И назавтра не явилась —
Как сквозь землю провалилась!

Бегемот в глубоком горе
Среди зарослей и скал —
И на суше, и на море —
Все местечки обыскал.

Не был только в бухте дальней,
Где волною штормовой
Океан на берег скальный
Вынес панцирь роговой.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПТИЧКА

Она шоссе перелетала.
Водитель не затормозил,
И птичка бедная попала
Под тяжело груженный ЗИЛ.

Возьми она чуть-чуть повыше —
Она б себя уберегла:
Она не только что над крышей,
Над лесом пролететь могла!

Был майский вечер тих и светел,
В сиренях пели соловьи.
И этот случай не отметил
Дежурный местного ГАИ.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ГОРА МОЯ

"Ты гора моя,
Забура моя,
В тебе сердца нет,
В тебе дверцы нет!"

Это выдумала девочка
Четырех от роду лет.
Это выдумала Катенька,
Повторила,
Спать легла.
Только я сидел до полночи
На кухне у стола.

Только я сидел до полночи
Под шорохи мышей.
Все сидел и все обламывал
Острия карандашей.

А потом я их оттачивал
И обламывал опять,
Ничего не в силах выдумать,
Чтобы лечь спокойно спать…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ВСАДНИК

Я приехал на Кавказ,
Сел на лошадь в первый раз.

Люди вышли на крылечко,
Люди смотрят из окна —
Я схватился за уздечку,
Ноги сунул в стремена.

— Отойдите от коня
И не бойтесь за меня!

Мне навстречу гонят стадо.
Овцы блеют,
Бык мычит.
— Уступать дорогу надо! —
Пастушонок мне кричит.

Уши врозь, дугою ноги,
Лошадь стала на дороге.
Я тяну ее направо —
Лошадь пятится в канаву.

Я галопом не хочу,
Но приходится —
Скачу.

А она раскована,
На ней скакать рискованно.

Доскакали до ворот,
Встали задом наперед.

— Он же ездить не умеет! —
Удивляется народ. —
Лошадь сбросит седока,
Хвастуна и чудака.

— Отойдите от коня
И не бойтесь за меня!

По дороге в тучах пыли
Мне навстречу две арбы.
Лошадь в пене,
Лошадь в мыле,
Лошадь встала на дыбы.

Мне с арбы кричат: — Чудак,
Ты слетишь в канаву так!

Я в канаву не хочу,
Но приходится —
Лечу.
Не схватился я за гриву,
А схватился за крапиву.

— Отойдите от меня,
Я не сяду больше на эту лошадь!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПРОИСШЕСТВИЕ В ГОРАХ

Я приехал на Кавказ,
Вылез в горы первый раз.

Мне сказали: — Выйди в горы —
Будешь к вечеру назад.
Полюбуйся на озера,
Погляди на водопад.
Там совсем другое небо,
Рядом снежные хребты,
Ты же там ни разу не был,
Ты не видел красоты!

Я ответа не нашел,
Убедили — я пошел.

"Ты пустился в путь опасный, —
Сердце мечется в груди. —
Сядь на камешек, несчастный,
Образумься, не ходи!

Умный в гору не пойдет,
Умный гору обойдет".

"Чем бы ты ни угрожало,
Как бы я ни уставал,
Я не видел перевала,
Я увижу перевал!"

Час шагаю, два шагаю,
На шестом в глазах круги,
Я с трудом передвигаю
Две натертые ноги.

Утомленный, одинокий,
Я к потоку подхожу,
Но в бушующем потоке
Красоты не нахожу.

Сердце бьется: "Я устало,
Ты безумец. Я право:
Не увидишь перевала —
Не случится ничего".

"Как бы ты ни уставало,
Как бы я ни уставал,
Я не видел перевала,
Я увижу перевал!"

Вот уже на четвереньках
Я ползу по леднику,
Шаг — ступенька, два — ступенька,
Пот струится по виску.

Я карабкаюсь на скалы,
Лезу, падаю, встаю,
Мне в пути грозят обвалы,
Камни метят в жизнь мою.

Наконец-то я у цели!
Все подъемы за спиной,
Все долины, все ущелья
Распростерты подо мной!

Самый видный выбрав камень,
Из кармана вынув мел,
Я дрожащими руками
Нацарапал, как сумел:

"Умный в гору не пойдет,
Умный гору обойдет.
Как приеду в Теберду,
Так опять сюда приду!"
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ДЯТЛЫ

Дятел Дятлу говорит:
— До чего ж башка болит!
Намотался вкруг стволов,
Так устал, что нету слов!

Целый день долблю, долблю,
А как день кончается,
Равен мой улов нулю.
Вот что получается!
Надоело зря долбить!
Присоветуй, как мне быть?

Отвечает Дятлу Дятел:
— Ты с ума, должно быть, спятил:
"Надоело зря долбить"!
Что за настроение?
Надо выдержанней быть
И иметь терпение!
Без настойчивой долбежки
Не добыть жучка и мошки!..

Дятел с Дятлом говорил,
Дятел Дятла подбодрил.
И опять мы слышим стук:
Тук-тук-тук…
Тук-тук…
Тук-тук…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПОЛОМАННОЕ КРЫЛО

Как-то ночью к телефону
Цапля вызвала Ворону:
— Срочно вышлите врача
Для залетного Грача!

— Кр-ра! — ответила Ворона. —
Грач не нашего района.
Обратитесь в тот район,
Где сейчас прописан он.

— Повторяю: он залетный!
Мимолетный! Перелетный!
Поломал себе крыло!
Нужен врач!.. Алло!.. Алло!..

Отошла от телефона
Равнодушная Ворона:
"Чей-то Грач сломал крыло?
Очень жаль. Не повезло!"
>>> к списку
>>> на отдельной странице

УТОЧКА

На вечерней зорьке
Уточку убили,
Уточку убили —
Метко подстрелили:
Лишь одна дробинка
В сердце ей попала —
За кустом в болото
Уточка упала.

Как она упала —
Клювом в воду ткнулась,
Так она лежала,
Не пошевельнулась,
И ее по ветру
Отнесло в осоку.
Не нырять ей больше,
Не летать высоко.

Не нашел охотник
Уточки убитой,
За кустом болотным
Камышами скрытой,
Не достал добычи,
Зря искал, бранился…
Долго над болотом
Селезень кружился…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

КАЛЕКИ В БИБЛИОТЕКЕ

Открыт в библиотеке
Больничный книжный зал.
Какие тут калеки!..
Ах, кто бы только знал!
Лежат они, бедняги,
На полках вдоль стены,
И в шелесте бумаги
Их жалобы слышны:

— Вчера мои страницы
Листал один студент;
Мне вырезал таблицы
Какой-то инструмент!
Была я четверть века
Читателям верна,
А без таблиц — калека.
Кому теперь нужна?!

— Я жертва аспиранта! —
Печальный слышен стон. —
В науку без таланта
Решил прорваться он:
Сначала он по строчкам
Меня переписал,
Потом, поставив точку,
Вдруг взял и искромсал!
Немало диссертаций,
Что у меня в долгу…
Но жить без иллюстраций
Я просто не смогу…

— А мне как быть, соседка? —
Вздохнул тяжелый Том, —
Я выдавался редко,
Да и не всем притом!
Недавно в зал читальный
Пришел один доцент.
Он предъявил нахально
Чужой абонемент!
Я выдан был нахалу —
Он взял меня, как зверь…
А что со мною стало,
Вы видите теперь…

Раскрылся Том старинный
(Он, к счастью, был спасен!),
И страшною картиной
Был каждый потрясен:
Под стать татуировке
С полей его страниц
Глядели зарисовки:
И женские головки,
И клювы разных птиц…

Стоят в библиотеке
На полках вдоль стены
Те книги, что навеки
Людьми оскорблены.
Не теми, что над книгой
Задумчиво сидят,
А теми, что на книгу
Как хищники глядят.
Ни должностью, ни званьем —
Ни тем и ни другим
Ни на одном собранье
Не оправдаться им!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

СТРОГИЙ ОТЕЦ

"Отец! Мы здесь живем в Крыму,
Покорны слову твоему,
Но мы хотим пойти туда… " —
"Куда?" —
"На Карадаг встречать рассвет".

"Нет!"

"Отец! Ты видишь склоны гор,
Там хорошо разжечь костер,
Он будет сверху виден всем…"

"Зачем?"

"Отец! Отец! Ты обещал,
Что мы увидим перевал,
Ты говорил, что мы пойдем…"

"Потом!"

"Отец! Есть бухта за горой,
Такой на свете нет второй.
И нас в поход зовут друзья…"

"Нельзя!"

"Отец! Отец! Скажи, когда
Ты нам ответишь словом "да",
И что нам делать наконец,
Скажи, отец!"

"Вы — дети! Вы должны меня
Не раздражать в теченье дня…
И понимать, в конце концов,
Что я похож на всех отцов!"

"Отец! Ты прав. Все это так.
Но мы идем на Карадаг,
Твоим советам вопреки…"

"Да как вы смеете, щенки?!
Я тоже многого хочу
И в мыслях далеко лечу,
Но часто слышу я в ответ:
"Зачем?", "Потом!", "Не надо". "Нет".
А впрочем… Ладно, не беда,
Валяйте, братцы!" —
"Можно?" —
"Да!"
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ВАЖНЫЙ СОВЕТ

Нельзя воспитывать щенков
Посредством крика и пинков.

Щенок, воспитанный пинком,
Не будет преданным щенком.

Ты после грубого пинка
Попробуй подзови щенка!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

МАЛЬЧИК С ДЕВОЧКОЙ ДРУЖИЛ…

Мальчик с девочкой дружил,
Мальчик дружбой дорожил.

Как товарищ, как знакомый,
Как приятель, он не раз
Провожал ее до дома,
До калитки в поздний час.

Очень часто с нею вместе
Он ходил на стадион.
И о ней как о невесте
Никогда не думал он.

Но родители-мещане
Говорили так про них:
"Поглядите! К нашей Тане
Стал захаживать жених!"

Отворяют дверь соседи,
Улыбаются: "Привет!
Если ты за Таней, Федя,
То невесты дома нет!"

Даже в школе! Даже в школе
Разговоры шли порой:
"Что там смотрят в комсомоле?
Эта дружба — ой-ой-ой!"

Стоит вместе появиться,
За спиной уже: "Хи-хи!
Иванов решил жениться,
Записался в женихи!"

Мальчик с девочкой дружил,
Мальчик дружбой дорожил.

И не думал он влюбляться
И не знал до этих пор,
Что он будет называться
Глупым словом "ухажер"!

Чистой, честной и открытой
Дружба мальчика была.
А теперь она забыта!
Что с ней стало? Умерла!

Умерла от плоских шуток,
Злых смешков и шепотков,
От мещанских прибауток
Дураков и пошляков.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

СОСНА И ЕЛОЧКА

Сосна скрипела на ветру:
"Пом-рру… Пом-рру… Пом-рру…
Пом-рру…"
А человек, что рядом был,
Вдруг взял и елочку срубил.
Сосна, что смерти так ждала,
Ужасно мнительной была!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

СТАРЫЙ КЛОУН

Умирал в больнице клоун,
Старый клоун цирковой.
На обманчивых уколах
Он держался чуть живой.

Знали няньки, сестры знали,
Знали мудрые врачи:
Положенье безнадежно,
Хоть лечи, хоть не лечи!

И, судьбой приговоренный,
Сам артист, конечно, знал,
Что теперь уже бессилен
Медицинский персонал.

Навестить его в палату
Приходили циркачи:
Акробаты и жонглеры,
Прыгуны и силачи.

Приходили, улыбались,
Лишь бы только правду скрыть.
О житье-бытье негромко
Начинали говорить.

Он встречал собратьев шуткой,
Старой байкой ободрял —
Не смешную клоунаду
Перед ними он играл.

И в последнее мгновенье,
В скорбный миг прощальный свой,
Он в глазах друзей увидел
Свет арены цирковой.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ЛИСТ БУМАГИ

Простой бумаги свежий лист!
Ты бел как мел. Не смят и чист.
Твоей поверхности пока
Ничья не тронула рука.

Чем станешь ты? Когда, какой
Исписан будешь ты рукой?

Кому и что ты принесешь:
Любовь? Разлуку? Правду? Ложь?
Прощеньем ляжешь ли на стол?
Иль обратишься в протокол?
Или сомнет тебя поэт,
Бесплодно встретивший рассвет?

Нет, ждет тебя удел иной!
Однажды карандаш цветной
Пройдется по всему листу,
Его заполнив пустоту.

И синим будет небосвод,
И красным будет пароход,
И черным будет в небе дым,
И солнце будет золотым!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

МЫ С ПРИЯТЕЛЕМ

Мы с приятелем вдвоем
Замечательно живем!
Мы такие с ним друзья —
Куда он,
Туда и я!

Мы имеем по карманам:
Две резинки,
Два крючка,
Две больших стеклянных пробки,
Двух жуков в одной коробке,
Два тяжелых пятачка.

Мы живем в одной квартире,
Все соседи знают нас.
Только мне звонить — четыре,
А ему — двенадцать раз.

И живут в квартире с нами
Два ужа
И два ежа,
Целый день поют над нами
Два приятеля-чижа.

И про наших двух ужей,
Двух ежей
И двух чижей
Знают в нашем новом доме
Все двенадцать этажей.

Мы с приятелем вдвоем
Просыпаемся,
Встаем,
Открываем настежь двери,
В школу с книжками бежим…
И гуляют наши звери
По квартирам по чужим.

Забираются ужи
К инженерам в чертежи.

Управдом в постель ложится
И встает с нее дрожа:
На подушке не лежится —
Под подушкой два ежа!

Раньше всех чижи встают
И до вечера поют.
Дворник радио включает —
Птицы слушать не дают!

Тащат в шапках инженеры
К управдому
Двух ужей,
А навстречу инженерам
Управдом несет ежей.

Пишет жалобу сосед:
"Никому покою нет!
Зоопарк отсюда близко.
Предлагаю: всех зверей
Сдать юннатам под расписку
По возможности скорей".

Мы вернулись из кино —
Дома пусто и темно.
Зажигаются огни.
Мы ложимся спать одни.

Еж колючий,
Уж ползучий,
Чиж певучий —
Где они?

Мы с приятелем вдвоем
Просыпаемся,
Встаем,
По дороге к зоопарку
Не смеемся, не поем.

Неужели зоосад
Не вернет зверей назад?

Мы проходим мимо клеток,
Мимо строгих сторожей.
Сто чижей слетают с веток,
Выбегают сто ежей.

Только разве отличишь,
Где какой летает чиж!
Только разве разберешь,
Где какой свернулся еж!

Сто ужей на двух ребят
Подозрительно шипят,
Сто чижей кругом поют,
Сто чижей зерно клюют.

Наши птицы, наши звери
Нас уже не узнают.

Солнце село.
Поздний час.
Сторожа выводят нас.

— Не пора ли нам домой? —
Говорит приятель мой.

Мы такие с ним друзья —
Куда он,
Туда и я!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ФОМА

В одном переулке
Стояли дома.
В одном из домов
Жил упрямый Фома.

Ни дома, ни в школе,
Нигде, никому —
Не верил
Упрямый Фома
Ничему.

На улицах слякоть,
И дождик,
И град.
— Наденьте галоши, —
Ему говорят.

— Неправда, —
Не верит Фома, —
Это ложь… —
И прямо по лужам
Идет без галош.

Мороз.
Надевают ребята коньки.
Прохожие подняли воротники.
Фоме говорят:
— Наступила зима. —
В трусах
На прогулку выходит Фома.

Идет в зоопарке
С экскурсией он.
— Смотрите, — ему говорят, —
Это слон. —
И снова не верит Фома:
— Это ложь.
Совсем этот слон
На слона не похож.

Однажды
Приснился упрямому сон,
Как будто
Шагает по Африке он.
С небес
Африканское солнце печет,
Река, под названием Конго,
Течет.

Подходит к реке
Пионерский отряд.

Ребята Фоме
У реки говорят:
— Купаться нельзя:
Аллигаторов тьма.
— Неправда! —
Друзьям отвечает
Фома.

Трусы и рубашка
Лежат на песке.
Упрямец плывет
По опасной реке.

Близка
Аллигатора хищная пасть.
— Спасайся, несчастный,
Ты можешь пропасть!

Но слышен
Ребятам
Знакомый ответ:
— Прошу не учить,
Мне одиннадцать лет!

Уже крокодил
У Фомы за спиной.
Уже крокодил
Поперхнулся Фомой:
Из пасти у зверя
Торчит голова.

До берега
Ветер доносит слова:
— Непра…
Я не ве… —
Аллигатор вздохнул
И, сытый,
В зеленую воду нырнул.

Трусы и рубашка
Лежат на песке.
Никто не плывет
По опасной реке.

Проснулся Фома,
Ничего не поймет…
Трусы и рубашку
Со стула берет.

Фома удивлен,
Фома возмущен:
— Неправда, товарищи,
Это не сон!

Ребята,
Найдите такого Фому
И эти стихи
Прочитайте ему.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ТРИДЦАТЬ ШЕСТЬ И ПЯТЬ

У меня опять:
Тридцать шесть и пять!

Озабоченно и хмуро
Я на градусник смотрю:
Где моя температура?
Почему я не горю?
Почему я не больной?
Я здоровый! Что со мной?

У меня опять:
Тридцать шесть и пять!

Живот потрогал — не болит!
Чихаю — не чихается!
И кашля нет! И общий вид
Такой, как полагается!
И завтра ровно к девяти
Придется в школу мне идти
И до обеда там сидеть —
Читать, писать и даже петь!
И у доски стоять, молчать,
Не зная, что же отвечать…

У меня опять:
Тридцать шесть и пять!

Я быстро градусник беру
И меж ладоней долго тру,
Я на него дышу, дышу
И про себя прошу, прошу:
"Родная, миленькая ртуть!
Ну, поднимись еще чуть-чуть!
Ну, поднимись хоть не совсем —
Остановись на "тридцать семь"!"

Прекрасно! Тридцать семь и два!
Уже кружится голова!
Пылают щеки (от стыда!)…
— Ты нездоров, мой мальчик?
— Да…

Я опять лежу в постели —
Не велели мне вставать.
А у меня на самом деле —
Тридцать шесть и пять!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

НЕ СПАТЬ!

Я ненавижу слово "спать"!
Я ежусь каждый раз,
Когда я слышу: "Марш в кровать!
Уже десятый час!"

Нет, я не спорю и не злюсь —
Я чай на кухне пью.
Я никуда не тороплюсь.
Когда напьюсь — тогда напьюсь!
Напившись, я встаю
И, засыпая на ходу,
Лицо и руки мыть иду…

Но вот доносится опять
Настойчивый приказ:
"А ну, сейчас же марш в кровать!
Одиннадцатый час!"

Нет, я не спорю, не сержусь —
Я не спеша на стул сажусь
И начинаю кое-как
С одной ноги снимать башмак.

Я, как герой, борюсь со сном,
Чтоб время протянуть,
Мечтая только об одном:
Подольше не заснуть!

Я раздеваюсь полчаса,
И где-то в полусне
Я слышу чьи-то голоса,
Что спорят обо мне.

Сквозь спор знакомых голосов
Мне ясно слышен бой часов,
И папа маме говорит:
"Смотри, смотри! Он сидя спит!"

Я ненавижу слово "спать"!
Я ежусь каждый раз,
Когда я слышу: "Марш в кровать!
Уже десятый час!"

Как хорошо иметь права
Ложиться спать хоть в час! Хоть в два!
В четыре! Или в пять!
А иногда, а иногда
(И в этом, право, нет вреда!)
Всю ночь совсем не спать!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

САШИНА КАША

Живет на свете Саша.
Во рту у Саши каша —
Не рисовая каша,
Не гречневая каша,
Не манка,
Не овсянка
На сладком молоке.

С утра во рту у Саши
Слова простые наши —
Слова простые наши
На русском языке.

Но то, что можно внятно
Сказать для всех понятно,
Красиво,
чисто,
ясно, —
Как люди говорят, —
Наш Саша так корежит,
Что сам понять не может:
Произнесет словечко —
И сам тому не рад!

Он скажет:
"До свидания!"
А слышится:
"До здания!"
Он спросит:
"Где галоши?"
А слышно:
"Это лошадь?"

Когда он вслух читает,
Поймешь едва-едва:
И буквы он глотает,
И целые слова.

Он так спешит с налета
Прочесть,
спросить,
сказать,
Как будто тонет кто-то,
А он бежит спасать…

Он может, но не хочет
За речью последить.
Нам нужен переводчик
Его переводить.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ЧИСТОПИСАНИЕ

Писать красиво не легко:
"Да-ет ко-ро-ва мо-ло-ко".
За буквой буква,
к слогу слог.
Ну хоть бы кто-нибудь
помог!

Сначала "да", потом уж "ет".
Уже написано "дает",
Уже написано "дает",
Но тут перо бумагу рвет.

Опять испорчена тетрадь —
Страничку надо вырывать!
Страничка вырвана, и вот:
"Ко-ро-ва мо-ло-ко да-ет".

"Корова молоко дает",
А нужно все наоборот:
"Дает корова молоко"!

Вздохнем сначала глубоко,
Вздохнем, строку перечеркнем
И дело заново начнем.

"Да-ет ко-ро-ва мо-ло-ко".
Перо цепляется за "ко",
И клякса черная, как жук,
С конца пера сползает вдруг.

Одной секунды не прошло,
Как скрылись "ко" и "мо" и "ло"…

Еще одну страничку вон!
А за окном со всех сторон:
И стук мяча, и лай щенка,
И звон какого-то звонка, —
А я сижу, в тетрадь гляжу —
За буквой букву вывожу:
"Да-ет ко-ро-ва мо-ло-ко"…

Да! Стать ученым нелегко!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ЛАПУСЯ

Я не знаю, как мне быть —
Начал старшим я грубить.

Скажет папа:
— Дверь открыта!
Притвори ее, герой! —
Я ему в ответ сердито
Отвечаю:
— Сам закрой!

За обедом скажет мама:
— Хлеб, лапуся, передай! —
Я в ответ шепчу упрямо:
— Не могу. Сама подай! —

Очень бабушку люблю,
Все равно — и ей грублю.

Очень деда обожаю,
Но и деду возражаю…

Я не знаю, как мне быть —
Начал старшим я грубить.

А они ко мне:
— Голубчик,
Ешь скорее! Стынет супчик!.. —
А они ко мне:
— Сыночек,
Положить еще кусочек? —
А они ко мне:
— Внучок,
Ляг, лапуся, на бочок!..

Я такое обращенье
Ненавижу, не терплю,
Я киплю от возмущенья
И поэтому грублю.

Я не знаю, как мне быть —
Начал старшим я грубить.

До того я распустился,
Что грублю я всем вокруг.
Говорят, от рук отбился.
От каких, скажите, рук?!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ЧУДЕСНЫЕ ТАБЛЕТКИ

Для больного человека
Нужен врач, нужна аптека.

Входишь — чисто и светло.
Всюду мрамор и стекло.
За стеклом стоят в порядке
Склянки, банки и горшки,
В них пилюльки и облатки,
Капли,
мази,
порошки —
От коклюша, от ангины,
От веснушек на лице,
Рыбий жир,
таблетки хины
И, конечно, витамины —
Витамины: "А","В","С"!

Есть душистое втиранье
От укусов комаров,
Есть микстура от чиханья —
Проглотил — и будь здоров!

Клейкий пластырь от мозолей
И настойки на траве
От ломоты и от болей
В животе и в голове.
Есть микстура от мигрени!
Но нельзя сказать врачу:
— Дайте средство мне от лени!
От "могу", но "не хочу"!

Хорошо бы это средство
Поскорей изобрели,
Чтобы все лентяи с детства
Принимать его могли:

Те ребята, чьи отметки
Обнаруживают лень, —
По одной, по две таблетки
Три-четыре раза в день!

Появись лекарство это,
Я купил бы два пакета,
Нет, не два, а целых три!
Нужно, что ни говори!..
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПРОГУЛКА

Мы приехали на речку
Воскресенье провести,
А свободного местечка
Возле речки не найти!

Тут сидят и там сидят:
Загорают и едят,
Отдыхают, как хотят,
Сотни взрослых и ребят!

Мы по бережку прошли
И поляночку нашли.

Но на солнечной полянке
Тут и там — пустые банки
И, как будто нам назло,
Даже битое стекло!

Мы по бережку прошли,
Место новое нашли.

Но и здесь до нас сидели;
Тоже пили, тоже ели,
Жгли костер, бумагу жгли —
Насорили и ушли!

Мы прошли, конечно, мимо…
— Эй, ребята! — крикнул Дима. —
Вот местечко хоть куда!
Родниковая вода!
Чудный вид!
Прекрасный пляж!
Распаковывай багаж!

Мы купались,
Загорали,
Жгли костер,
В футбол играли —
Веселились, как могли!
Пили квас,
Консервы ели,
Хоровые песни пели…
Отдохнули — и ушли!

И остались на полянке
У потухшего костра:
Две разбитых нами склянки,
Две размокшие баранки —
Словом, мусора гора!

Мы приехали на речку
Понедельник провести,
Только чистого местечка
Возле речки не найти!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПОДУШЕЧКА

Ах ты, моя душечка,
Белая подушечка!
На тебя щекой ложусь,
За тебя рукой держусь…
Если жить с тобою дружно —
И в кино ходить не нужно:
Лег, заснул — смотри кино!
Ведь покажут все равно.

Без экрана, без билета
Я смотрю и то и это…
Например, вчера во сне
Что показывали мне?

Всех родных оставив дома,
Я поднялся с космодрома
И, послав привет Земле,
Улетел на корабле.
Я вокруг Земли вращался —
Сделал множество витков —
И при этом назывался
Почему-то Терешков.
Я крутился, я крутился,
А потом я "приземлился"
От кровати в двух шагах
И с подушечкой в руках…

Ах ты, моя душечка,
Белая подушечка!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ГРИПП

У меня печальный вид, —
Голова с утра болит,
Я чихаю, я охрип.
Что такое?
Это — грипп!
Не румяный гриб
в лесу,
А поганый грипп
в носу!
В пять минут меня раздели,
Стали все вокруг жалеть.
Я лежу в своей постели —
Мне положено болеть.

Поднялась температура.
Я лежу и не ропщу —
Пью соленую микстуру,
Кислой горло полощу.

Ставят мне на грудь горчичник,
Говорят: "Терпи, отличник!"
После банок на боках
Кожа в синих пятаках.

Кот Антошка прыг с окошка
На кровать одним прыжком.
— Хочешь, я тебе, Антошка,
Нос засыплю порошком?

Кот Антошка выгнул спину
И мурлычет мне в ответ:
"Прибегать к пенициллину?
Мне? Коту? С таких-то лет?!"

Я коту не возражаю —
Бесполезно возражать,
Я лежу, соображаю,
Сколько мне еще лежать?

День лежу, второй лежу,
Третий — в школу не хожу.
И друзей не подпускают, —
Говорят, что заражу!..

Эх, подняться бы сейчас
И войти в четвертый класс:
"Зоя Павловна, ответьте,
Что тут нового у вас?
Зоя Павловна, ответьте!.."
Зоя Павловна молчит…

Я на Марс лечу в ракете…
На меня медведь рычит…

— Как дела, неугомонный?
Как здоровье? Спишь, больной? —
Это — лечащий, районный
Врач склонился надо мной.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

СТОЙКИЙ АНДРЕЙ

Мой верный друг Андрей Храбров,
Заядлый экскурсант,
По части ловли комаров
Имел большой талант.

Их было на его счету
Семьсот семнадцать штук,
Он бил их прямо на лету
Посредством длинных рук.

Летит откуда-то комар,
Звенит как дурачок,
Вдруг неожиданный удар —
И он уже молчок!

Куда б, на что б комар ни сел,
Наш снайпер тут как тут, —
Взят комаришка на прицел,
И вмиг ему капут…

В тиши июньских вечеров,
Своих врагов губя,
Наотмашь бил Андрей Храбров
И самого себя.

Комар усядется на лоб,
Приладится на нос,
Храбров по лбу ладонью — хлоп!
И по носу — до слез!

Никто по выдержке своей
Сравниться с ним не мог.
Но все ж искусан был Андрей
От головы до ног.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

"ПОСТИРУШКА"

Таня с Маней — две подружки —
Любят в "классики" играть,
А у Нади постирушки:
Ей бы только постирать!

Чуть платочек замарает —
Уж она его стирает.

Все на речку загорать,
А она туда — стирать.

Лента под руки попала —
Намочила, постирала.

И стирает, и стирает,
Полоскает, оттирает,
Отжимает двадцать раз.
Мокрых тряпок полон таз!

На передничках от стирки
Появились даже дырки.

Новый бабушкин платок
Целый день в корыте мок.

Почему бабуся плачет,
Порошок стиральный прячет?
Стоит мыло не убрать —
Внучка примется стирать.

Если спросите у Нади:
— Что купить тебе, дружок? —
То она, в глаза не глядя,
Вам ответит: — Утюжок!

Я еще таких девчушек,
В мыльной пене до локтей,
Хлопотушек-"постирушек",
Не встречал среди детей!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ВЕЛОСИПЕДИСТ

На двух колесах
Я качу.
Двумя педалями
Верчу.
За руль держусь,
Гляжу вперед —
Я знаю:
Скоро поворот.

Мне предсказал
Дорожный знак:
Шоссе
Спускается в овраг.

Качусь
На холостом ходу,
У пешеходов
На виду.

Лечу я
На своем коне.
Насос и клей
Всегда при мне.
Случится
С камерой беда —
Я починю ее
Всегда!

Сверну с дороги,
Посижу,
Где надо —
Латки положу,
Чтоб даже крепче,
Чем была,
Под шину
Камера легла.

И я опять
Вперед качу,
Опять
Педалями верчу.
И снова
Уменьшаю ход —
Опять
Налево поворот!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

РИСУНОК

Я карандаш с бумагой взял,
Нарисовал дорогу,
На ней быка нарисовал,
А рядом с ним корову.

Направо дождь, налево сад,
В саду пятнадцать точек,
Как будто яблоки висят
И дождик их не мочит.

Я сделал розовым быка,
Оранжевой — дорогу,
Потом над ними облака
Подрисовал немного.

И эти тучи я потом
Проткнул стрелой. Так надо,
Чтоб на рисунке вышел гром
И молния над садом.

Я черным точки зачеркнул,
И означало это,
Как будто ветер вдруг подул —
И яблок больше нету.

Еще я дождик удлинил —
Он сразу в сад ворвался,
Но не хватило мне чернил,
А карандаш сломался.

И я поставил стул на стол,
Залез как можно выше
И там рисунок приколол,
Хотя он плохо вышел.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ПЕС

Пес лопоухий у пекаря жил.
Двор, кладовую и дом сторожил.
Летом под грушей валялся в тени,
Прятался в будку в дождливые дни.
Даже соседям хвостом не вилял,
Редко погладить себя позволял.
Лаял тревожно на скрип и на стук,
Хлеба не брал у прохожих из рук.

Пекарь в избе под периной лежит —
Пес под окном его сон сторожит.
Пекарь проснулся, в пекарню идет —
Пес провожает его до ворот.

Пекарь пришел через восемь часов,
В белой муке от сапог до усов, —
Пес на пороге, хозяину рад.
"Что за собака!" — кругом говорят.

Только однажды был день выходной,
Пекарь, шатаясь, вернулся домой.
Пес на крыльце ему руку лизнул —
Пекарь его сапогом оттолкнул.
Пес шевельнул добродушно хвостом —
Пекарь на пса замахнулся шестом,
Пекарь бутылкой в него запустил.

Этого пекарю пес не простил…

Пекарь в пекарне стоит у печи,
Песни поет и печет калачи
И, над котлом поднимая лоток,
Сыплет баранки в крутой кипяток.
В доме у пекаря шарят в углах,
Воры посуду выносят в узлах
И говорят: — Повезло в этот раз!
Что за собака? Не лает на нас…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ЧАСЫ

Чтобы ходики
Ходили,
А будильники будили
И всегда любой из нас
Точно знал,
Который час,
По каким часам
Вставать,
По каким часам
В кровать, —
В часовой мастерской
Чинят время день-деньской.

Входит с жалобой старушка:
— Как же мне не горевать!
Из моих часов
Кукушка
Перестала куковать…

Все понятно старику,
Старику часовщику.
Из окошечка резного
Снова слышится: "Ку-ку!"

Мы в часы мячом попали,
Со стола часы упали.
Под столом раздался звон,
И пружина вышла вон.

Мы сказали:
— Дядя Ваня,
Мы давно знакомы с вами.
Неужели в этот раз
Вы не выручите нас?

Щуря глаз
И хмуря брови,
Поворчав себе в усы,
Часовщик Иван Петрович
Осторожно взял часы.

Все понятно старику,
Старику часовщику.
Мы теперь приходим в класс
Раньше всех на целый час.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ХОЛОДНЫЙ САПОЖНИК

Холодный сапожник
У наших ворот
Дырявую обувь
В починку берет.

Весь день
Продувает его ветерком.
Он песни поет
И стучит молотком.

Несут ему туфли,
Несут сапоги:
— Сапожник, сапожник,
Скорей помоги!

Подметки подбей —
Прохудились они.
Заплату поставь
И каблук почини.

И тонкую дратву
Сапожник возьмет,
И шило достанет,
И шилом кольнет.

Починены туфли,
Починен сапог.
Прохожий доволен:
Сапожник помог.

Я тоже снимаю
Ботинок с ноги:
— Сапожник, сапожник,
И мне помоги!

Я первенство школы
Возьму по конькам.
Прибейте пластинки
К моим каблукам.

Сапожник смеется:
— Бегите домой,
Возьмите пластинки,
Придете зимой!
>>> к списку
>>> на отдельной странице

СЛУЧАЙ НА ЗИМОВКЕ

Стоял среди снега бревенчатый дом,
И жили три друга-полярника в нем.

Еще собачонка в том доме жила,
Она озорной собачонкой была.
Ей скажешь: "Лежи!" — а она не лежит.
Прикажешь сидеть, а она убежит.

Случилось, что как-то полярной весной,
В воскресный и солнечный день выходной,
Собрался один из друзей погулять —
На лыжах пройтись, из ружья пострелять.

Охотник с собой собачонку не взял.
— Ты жди меня дома! — он ей приказал.
Но вот, несмотря на такой разговор,
Шмыгнула за ним собачонка во двор.

Медведица в снежной берлоге жила.
В тот день и она на охоту пошла.
Ее медвежонок, единственный сын,
Остался в берлоге без мамы, один.
Не стал он в берлоге медведицу ждать,
Решил он без спросу пойти погулять.

Осыпанный чистым полярным снежком,
Шажком и вприпрыжку и снова шажком —
Спешил медвежонок и встретился вдруг
С невиданным зверем. "Ты враг или друг?"
И от неожиданной встречи такой
Вдруг замерли сразу и тот и другой.

Была собачонка совсем не страшна —
Играть, а не драться хотела она.
Был маленький мишка пушист и смешон,
Нашел в собачонке товарища он.

И вот уж они обнялись, как друзья.
Схватились, упали. Кусаться нельзя!
Они и сопят, и рычат, и визжат,
То лягут, то вскочат, то снова лежат…

Но тут возле дома сидящие псы
Все сразу на шум повернули носы.
Подумали псы и решили: "Пора!" —
И бросились с лаем они со двора.

Все ближе собаки, все громче их лай.
"Прощай, медвежонок!" —
"Собачка, прощай!"

Что делать? До дома бежать далеко.
Устал медвежонок. Спастись нелегко!
Собаки поймать медвежонка хотят,
Собаки сейчас медвежонка съедят!

И вдруг на пути медвежонка — скала!
Тут нечего думать, была не была!
Успел на скалу медвежонок залезть —
Хотя бы на время убежище есть!
Дрожит медвежонок — боится упасть,
В открытые пасти к собакам попасть.

Охотник в то время дорогой прямой
С охоты к себе возвращался домой.
Вдруг слышит, что лают собаки вдали —
Какого-то зверя, как видно, нашли.
Ускорил охотник на лыжах свой бег,
На помощь медведю пришел человек.

От гибели лютой он спас малыша,
Который сидел на скале не дыша.
Охотник собак от него отогнал,
Достал аппарат и спасенного снял.

Охотник хорошим фотографом был,
И редкие снимки он очень любил.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

ОХОТНИК

— Охотник, охотник!
Печальный твой вид
О том, что ты пережил,
Нам говорит.

Ты на день и на ночь
Из дома пропал.
Скажи, что ты делал,
Где был и где спал?

— Бродил по лесам я,
Бродил по лугам,
Весь день не давал я
Покоя ногам.

Я вымок, и высох,
И снова промок —
Всю ночь до рассвета
Согреться не мог.

— Охотник, охотник!
А что ты убил?
— Домашнюю утку
На рынке купил…
>>> к списку
>>> на отдельной странице

О ТЕХ, КТО ЛАЕТ

На свете множество собак
И на цепи и просто так:
Собак служебных — пограничных,
Дворовых "шариков" обычных,
И молодых пугливых шавок,
Что тявкать любят из-под лавок,
И тех изнеженных болонок,
Чей нос курнос, а голос тонок,
И ни на что уже не годных —
Бродячих псов, всегда голодных.

В любой момент готовы к драке
Псы — драчуны и забияки.
Псы — гордецы и недотроги
Спокойно дремлют на пороге.
А сладкоежки-лизоблюды
Все лижут из любой посуды.

Среди собак любой породы
Есть и красавцы и уроды,
Есть великаны, это — доги!
Коротконогие бульдоги
И жесткошерстные терьеры.
Одни — черны, другие — серы,
А на иных смотреть обидно —
Так заросли, что глаз не видно!

Известны всем собачьи свойства:
И ум, и чуткость, и геройство,
Любовь и верность, и коварство,
И отвратительное барство,
И с полуслова послушанье,
И это все — от воспитанья!

Ленива сытая хозяйка,
И такса Кнопочка — лентяйка!

Бесстрашен пограничник-воин,
И пес Руслан его достоин!

Хозяин пса — кулак и скряга,
Под стать ему Репей-дворняга.

Не зря собака тех кусает,
Кто камень зря в нее бросает.

Но если кто с собакой дружит,
Тому собака верно служит.

А верный пес — хороший друг —
Зависит от хороших рук!

Мои стихи для пионеров,
А не для такс и фокстерьеров.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

Булка

Три паренька по переулку,
Играя будто бы в футбол,
Туда-сюда гоняли булку
И забивали ею гол.

Шел мимо незнакомый дядя,
Остановился и вздохнул
И, на ребят почти не глядя,
К той булке руку протянул.

Потом, насупившись сердито,
Он долго пыль с нее сдувал
И вдруг спокойно и открыто
При всех ее поцеловал.

— Вы кто такой?- спросили дети,
Забыв на время про футбол.
— Я пекарь!- человек ответил
И с булкой медленно ушел.

И это слово пахло хлебом
И той особой теплотой,
Которой налиты под небом
Моря пшеницы золотой.
>>> к списку
>>> на отдельной странице

Барсуки

Как могут они
Под землею расти
И скучную жизнь
Под землею вести?

Их в темную нору
Запрятала мать,
Она не пускает
Их днем погулять.

Охотники часто
Бывают в лесу,
Охотники бьют
Барсука и лису.

Им только бы зверя
Пушного поймать!
За малых детей
Беспокоится мать.

Она не уступит
Охотникам их,
Красивых, пушистых
Любимцев своих.

Она бережет их
В глубокой норе,
Она их выносит
Гулять на заре.

Хохлатые дятлы
На елках стучат.
В зубах барсучиха
Несет барсучат.

И утренним воздухом
Дышат они.
Заснут на припеке —
Проснутся в тени.

Высокое солнышко
Сушит росу.
Становится тихо
И душно в лесу.

Лежат барсучата
На солнце, ворчат.
Домой барсучиха
Несет барсучат.

В горячие полдни
Июльской жары
Что может быть лучше
Прохладной норы?
>>> к списку
>>> на отдельной странице

Поделиться ссылкой: