Сказки в стихах Благининой

<<< Елена Благинина
Гусыня и Осел

(Елена Благинина)

Подслушав птичниц разговор,
Рыдая и дрожа,
Гусыня убежала в бор
От острого ножа.

И в ту же ночь осла прогнал
Хозяин со двора:
— Ты, — говорит, — ленивый стал,
Тебя сменить пора!

И вот однажды поутру,
Когда шиповник цвел,
Вдруг встретились в густом бору
Гусыня и Осел.

Он уступил дорогу ей
И, низко поклонясь,
Сказал:
— Сударыня, ей-ей,
Я счастлив встретить вас!

Но как сюда попали вы,
Не понимаю я?
Она ответила:
-Увы,
Горька судьба моя!

И рассказала все ему
Об участи своей.
И, сам не зная почему,
Он все поведал ей.

И стали сетовать они
На то, как жизнь тяжка,
Усевшись в молодой тени
Зеленого дубка.

И порешили вместе жить,
И вместе поживать,
Чтоб вместе радости делить
И горе горевать.

Проходит два иль три денька…
Задумались друзья:
Корысть не больно велика
От этого житья.

Гусыня плавает весь день
По озеркам лесным.
Осел стоит, укрывшись в тень,
Опять один-одним.

Гусыня принесет ему
Червей — таких больших.
Ослу же черви ни к чему,
Его тошнит от них.

Осел ночами тихо спит —
Устанет за день он.
Гусыня же во сне шипит
И спугивает сон.

Осел упрется и молчит —
Ни с места, хоть умри!
Гусыня бедная кричит:
— Га-га, заговори!

И наконец устал Осел
От этого житья.
"Пойду-ка, — думает Осел, —
К лесному гному я!"

И вот однажды поутру
(Еще шиповник цвел)
Пещеру отыскал в бору
И дверь толкнул Осел.

Она немного подалась
И настежь отперлась.
И вот стоит перед Ослом
Хозяин леса — гном.

Стоит веселый старичок —
Хозяин леса — гном,
Остроконечный колпачок
И мантия на нем.

Осел склонился до земли,
Потом пополз ползком:
— Хозяин леса, повели,
Чтоб стал я гусаком.

Гусыня у меня жена,
А я ослом рожден.
Но мне ослица не нужна,
В Гусыню я влюблен!

Нарвал шиповнику старик
И зелья наварил.
Перелистал десяток книг,
Потом заговорил:

— Ты выпей это зелье, друг,
Ударься о дубовый сук,
Умойся дома молоком
И станешь гусаком.

Благословляя старика,
Осел ревмя ревел.
Он зелье выпил. Для сука
Башки не пожалел.

Простился с мудрым стариком
И побежал за молоком.
Но не успел затихнуть бег
Счастливого Осла,
Гусыня, белая как снег,
К пещере подошла.

Она склонилась до земли
И начала шептать:
— Хозяин леса Повели
Ослицею мне стать.
Осла любить мне суждено
Навеки, навсегда.
За гусака я все равно
Не выйду никогда!

Хозяин леса неспроста
Потрогал колпачок,
Улыбка тронула уста,
И молвил старичок:

— Нарви шиповнику чуть-чуть,
Порань его шипами грудь,
Стань клювом прямо на восток,
Три раза окунись в поток,
И, обновленная водой,
Ослицей станешь молодой.

Прохладно сделалось в бору,
В ветвях сгустился мрак.
И повстречались ввечеру
Ослица и Гусак.

Превратностей своей судьбы
Не в силах одолеть,
Они стояли как столбы,
Мечтая околеть.

Они не знали, чем помочь,
Как избежать беды.
Они проплакали всю ночь,
До утренней звезды.

И вместе с утренним лучом
Опять помчались в бор.
И встретил их хозяин гном,
Взглянул на них в упор.

И пали на землю они:
— Хозяин! В добрый час
Обличье прежнее верни
Ты одному из нас!

И он ответил им, тая
Улыбку в щелках глаз:
— Нет! Колдовство мое, друзья,
Годится только раз.

Да! Вместе с вами я грущу,
Да! Вам не повезло!
Хотите, я вас превращу
В людей, куда ни шло!

Хозяин леса вскипятил
Три горьких корешка,
И в дровосека превратил
Большого гусака.

Потом перелистал одну
Из самых толстых книг,
И дровосеку дал жену
Веселый тот старик.

С тех пор года идут-плывут,
Века встают из мглы.
С тех пор среди людей живут
Гусыни и ослы.

Злючка-колючка

(Елена Благинина)

Интересно:   Цвинь. Елена Благинина

Жила-была елка
В дремучем бору.
Топорщилась колко
На свежем ветру.

Все елке неладно,
Как в басне — точь-в-точь, —
То слишком прохладно,
То жарко невмочь.

То, бедной, не спится-
Поспать не дают:
Противные птицы
Поют и поют!

Ну, словом, у елки
Покою — ни-ни…
К примеру, иголки-
На что ей они?

— Береза и ясень,
Осина и клен —
Наряд их прекрасен,
Мне нравится он!

А эти колючки
Я б сбросила вмиг!..
Вдруг к маленькой злючке
Подходит старик.

Идет старичок —
Мудрый, седенький гном.
Блестит колпачок
Островерхий на нем.

Он палочку к елке,
Смеясь, протянул,
Потрогал иголки,
На елку взглянул.

С усмешкой во взоре
Глядит на нее:
— Исполнится вскоре
Желанье твое!

Заря золотая
Взошла в небеса,
И елочка злая
Открыла глаза.

Глядит — не колючки
На ветках торчат,
Нет, новый на злючке
Чудесный наряд:

Зеленый-зеленый,
Душистый, сквозной…
— Осины и клены,
Любуйтеся мной!

Глядите, березы,
На дивный убор!.. —
Вдруг белые козы
Пришли в этот бор.

Листву увидали
У самой земли,
И все обглодали,
И тотчас ушли.

Все птицы, все звери
Столпились вокруг:
— От этой потери
Очнешься ли, друг?

Какая досада!..
А елка в ответ:
— Мне листьев не надо,
Не жалко их, нет!

Я б очень хотела
Убор из стекла,
Тогда бы я смело
Гордиться могла!

Вот елка проснулась,
Как водится, зла.
Проснулась, встряхнулась
И вдруг обмерла:

Цветные подвески,
На ветках звеня,
Качаются в блеске
Горячего дня.

И крикнула елка:
— Смотрите же все;
Завидуйте все
Небывалой красе!

Вдруг в туче ползучей
Огонь заблестел,
И вихорь шатучий
На лес налетел.

Все вздулось, намокло,
Гремя, потекло,
И хрупкие стекла
Снесло-унесло.

А елке неймется:
— Ну что ж, — говорит, —
У гнома найдется
Одеж, — говорит.

Стекло ведь блестело
Не той красотой.
Я б очень хотела
Наряд золотой!

Вот елка проснулась,
Шурша и сердясь,
Проснулась, очнулась,
И…и… затряслась:

На солнышке ярком,
Прекрасна, стройна,
Вся в золоте жарком
Стояла она.

Кипит спозаранку,
Волнуется бор…
Меж тем на полянку
Вдруг выскочил вор.

Увидел он елку,
Сказал:
— Чудеса! —
И листья в кошелку
Сбирать принялся.

Работает споро,
Беднеет убор.
И вскоре с убором
Управился вор.

Кряхтит под кошелкою
Еле живой:
— С подобною елкой
Встречаюсь впервой!

А елочка,
Голые ветви клоня,
Сказала:
— Тяжелые
Дни у меня!

Я вам тихомолком
Сознаюсь, друзья,
По милым иголкам
Соскучилась я.

Их козы не гложут,
Их грозы не бьют,
И вор не тревожит
Их теплый уют.

Я плачу все чаще
По хвое родной…
И вышел из чащи
Хозяин лесной.

Идет старичок —
Мудрый, маленький гном.
Блестит колпачок
Островерхий на нем.

С усмешкой на злючку-колючку
Взглянул
И темную ручку
К ветвям протянул.

К иголке иголка
На ветви легла…
И сделалась елка
Такой, как была,

Зелененькой, стройной,
А нравом спокойной.
Живет она в старом,
Дремучем бору,
И тешит недаром
Собой детвору.

Золотой орешек

(Елена Благинина)

В стародавние времена
Хлопотунья белка жила.
Не похожа вовсе была
На подружек своих она.

Те, бывало, в ветвях густых
Пляшут, скачут по деревам.
Белка, глядя на игры их,
Говорила: — Не стыдно вам?

Праздность — самый тяжелый грех,
Лень — первейшее в мире зло! —
И хватала большой орех,
И тащила в свое дупло.

— Делу — время, потехе — час! —
Верещали подруги вслед.
Белка злилась:- Да нуте вас,
Для потехи и часу нет!

И скорей волокла домой
Корни, ягоды, мох, траву,
Причитая:- Боже ты мой,
До чего ж я бедно живу!

И действительно, недопьет,
Недоест — оставляет впрок.
А еда между тем гниет,
Потому что всему свой срок.

Раз посватался к ней жених,
О любви ей стал говорить.
А она:- Будут дети! Их
Можно голодом заморить.

Интересно:   Хорошо бы. Елена Благинина

Пропитаться впору одной!
Нет, не стану ничьей женой! —
Догадался жених — жадна.
И осталась белка одна.

Как-то много длинных часов
Разбирала белка гнилье.
Мимо шел хозяин лесов —
Старый гном. И увидел ее.

Он воскликнул громко при всех:
— Трудолюбие — благодать! —
И достал золотой орех,
Чтобы белке его отдать.

Поглядел на орешек гном
И сказал:- Большая корысть,
Много смыслу и проку в нем,
Если сможешь его разгрызть.

И на белку, смеясь, взглянул,
И орешек ей протянул.
Белка спрятала в глубь дупла
Золотой заветный орех,
И опять пошла-потекла
Жизнь ее без всяких утех.

А орешек лежал внизу.
Белка думала про него:
"Черный день придет, разгрызу,
А пока не трону его".

Стало время быстрей лететь,
Стала шерстка не так блестеть,
Стали лапки не так быстры,
Стали зубки не так остры.

А на шкурке сколько прорех!..
Значит, время достать орех.
Белка старая извлекла
Золотой орех из дупла
И подумала: "Как умно,
Что не съела его давно!"

Села белочка на сосну,
Положила орех на десну,
Стала тискать и так и сяк,
Не дается орех никак,

Нипочем его не разгрызть!
— И какая же в нем корысть?
Старый гном был попросту глуп! —
Крак! Сломался последний зуб.

Зарыдала белочка: — Ох,
Тот несчастен, кто стар и слаб!
И орешек скатился в мох,
Ускользнув из разжатых лап.

Рано утром глушью лесной
Шёл хозяин — весёлый гном.
И увидел он под сосной
Белку, спящую вечным сном.
Рядом с ней — золотой орех.
Ну а сказка эта — для всех.

Сорока-белобока

(Елена Благинина)

1
Как сорока-белобока
На заре вставала,
На заре вставала,
Стряпню затевала.

Воды наносила,
Тесто замесила,
Дров напилила,
Печку распалила.

А ворона-барабона
По лесу летала,
На Сорокину стряпню
Гостей созывала:

— Вы, пташечки-канареечки,
Слетайтеся, собирайтеся!
Нынче у нас праздник,
Шумное веселье:
У сороки-белобоки
В доме новоселье.

2
Журавель услышал —
Из болота вышел,
Сапоги начистил —
Отправился.

Утка разоделась,
В лужу погляделась, —
До чего нарядна! —
Отправилась.

Работящий дятел
Времени не тратил,
Тоже нарядился —
Отправился.

Только старый филин
Был в ходьбе не силен:
Серого зайку впряг в таратайку —
Отправился.

Едет по опушке,
Прячутся лягушки,
А одна была до того смела,
Сзади прицепилась — поехала!

3
На пригорке, на горе,
У сороки на дворе
Собралися гости:
Пташки-канарейки.
Кто лежал на травке,
Кто сидел на лавке,
А лягушка-попрыгушка
Грелась у канавки!

Тут сорока-белобока
На порог скакала,
Дорогих гостей
В горницу пускала.

Все пташечки —
канареечки
Разом сели на скамьи —
на скамеечки.

Вдруг — чили, чили, чили —
Гости поздние пришли!
Прыг-скок, скок, скок —
Воробышек на порог.

Усадили воробья
Рядышком с лягушкой,
Угостили воробья
Вяленою мушкой.

И пошёл тут пир,
Шумное веселье:
У сороки-белобоки
В доме новоселье.

4
Журавушка-журавель
Очень скоро осовел,
Отодвинул кружку,
Хап! — и съел лягушку.

Рассердилася сорока
Да как затопочет,
Рассердилась белобока
Да как застрекочет:

— Не бывать тому
У меня в дому!
Повскакали гости,
Верещат от злости:
— Где видано, чтоб гостей
Ели сами ж гости?

Журавушка задрожал,
Длинный клюв разинул.
Воробышек подбежал
И лягушку вынул.

5
Еле отходили бедную лягушку:
Окунули её с головой в кадушку,
Укрыли овчиной,
Поили малиной.
А сорока-белобока
Открыла ворота:
— Уходи-ка, журавель,
На своё болото!
От таких гостей
Не сберёшь костей!

Тут взялись играть грачи,
Музыканты-трубачи.
Все пташечки-канареечки
Опрокинули скамьи
И скамеечки
И пошли ходить,
Хоровод водить.

А сорока-белобока
Тоже не стерпела,
Подскочила, завертелась,
Весело запела:
— Ты, хозяюшка, пляши,
Больно гости хороши!

6
Вышел месяц молодой,
Осветил болото.
Ходит-бродит над водой
Длинноногий кто-то.

Скучно, грустно одному
Журавушке моему!